Главная > Новости Братска

Эксперт федерального уровня Святослав Мурунов рассказал братчанам о Братске и других городах

21 Сентября 2018

Эксперт федерального уровня Святослав Мурунов рассказал братчанам о Братске и других городах

Перед своим официальным выступлением на Братском экономическом форуме Святослав Мурунов (он в нашем городе уже в третий раз) прочитал лекцию «Без Минстроя и долгостроя - как менять себя, городскую среду и город». Мы предлагаем вам краткий конспект лекции.

Святослав Мурунов — урбанист, социальный инженер, эксперт федерального уровня, преподаватель МГУ и инновационного центра «Сколково», член рабочей группы Минстроя по городской среде, основатель всероссийской сети Центров прикладной урбанистики

Цель Центра прикладной урбанистики  – дать городским активистам методику не объединения, а соединения и инструменты влияния на город.  Цель - построение гражданского общества неполитическими инструментами. Мы работаем вне политики и религии.

***

Государственная урбанистика обеспечена политической волей и ресурсами, но с идеями очень плохо. В постсоветском периоде было построено всего 4 новых города. Первый это город Магас. Была в Ингушетии мечта о столице, но плана и строителей не было. Нашли в Италии архитекторов и теперь вы прилетаете в Ингушетию, едите по дороге  - вокруг типичный кавказский пейзаж, и вдруг европейский город, в котором, правда, никто не живет, а только работает. Потому что непривычно жить в европейском городе.

Магас

Второй город - Иннополис в Татарстане. План города делали японцы. Хороший город, но там нет, рынка, нет кладбища, нет… много чего. Но японцы могут думать, что у нас тут толпа людей стоит вплотную друг  другу и если построить город, то все сразу встретятся. Но просторы то у нас другие. Третий - город Губкинский в Ямало-Ненецком автономном округе, который был построен конце 80-х годов. Город вахтовиков – нефтяников, и там есть замечательное здание - дом культуры, который нефтяникам построили. Замечательный дворец, только стоимость обслуживания этого ДК равна муниципальному бюджету.

Губкинский

Интересней всех Когалым, там живет 60 тысяч человек. Знаете, в России есть два океанариума мирового уровня. Один во Владивостоке, а другой в Когалыме. Построен океанариум за 2 миллиарда рублей, чтобы люди не уезжали их города. Выписывая премии работникам, начальники требуют обязательного посещения океанариума, иначе его закроют. Ну, а Сколково, например,  – это ещё не город – разрозненные участки не сшитые в одно пространство.

Когалым

***

Европейские урбанисты говорят -  Святослав, у вас замечательные чиновники – на все соглашаются, и деньги есть, но люди не те, все что мы ни построим они ломают. Всё надо делать из гранита, хоть немного подержится тогда. Но если серьёзно, то европейцы не хотят передавать технологии, они используют нас как рынок. И все равно их урбанистика основана на другой культуре.  То есть, в Европе парк проектируют лет пять. Все эти годы идут переговоры, которые учитывают интересы бизнеса, разных слоёв населения, парк должен решать ещё уйму задач, а потом в сжатые сроки всё это строится. Городскую площадь вообще могут проектировать 9 лет.

***

Наш подход иной. Мы урбанисты «от сохи». Мы идём своим путём, формируем свои методы и школу.

***

Что такое город? У нас у всех разный язык для описания города. Мировоззренческие вопросы представления города сейчас одни из самых главных. До недавнего времени город был единицей государственной политики – элементом управления, расселения.  Строились те города, которые были нужны индустриализации. Проектировались они тоже от производства. (Братск тому яркий пример, надо полагать – прим. авт.) Поэтому сейчас каждому городу необходимо заново новым языком описать своё пространство.

***

Город в первом приближении это три слоя – физическое, социальное и культурное пространство. Всё это в свою очередь тоже делится на разные части. Сейчас больше всего внимания уделяется физическому пространству. Все предложения сводятся к тому, что надо что-то построить – всем хочется изменений здесь. Мало кто изучает тех, кто этими изменениями будет или не станет пользоваться. Если в городских проектах архитектор ещё и играет какую-то роль, то социолога или культуролога никто и не позовёт. Никто не позовёт экономиста, чтобы посчитать стоимость обслуживания, и уж точно никто не позовёт ученого, чтобы он посчитал антропогенную нагрузку.

***

80% жителей любого города – «пассажиры», им всё равно, город для них – это прописка.

***

Город – это конфликт и смешение культур. Три базовых культуры формируют сознание горожанина: крестьянская, заводская и советская. Четвертая культура – это «культура выбора».

Крестьянин живёт своей семьёй, природой, эмоциями, чувствами. Такой человек может пойти в микрозайм и взять кредит по 700% годовых просто потому, что девушка там ему улыбнулась. Он из шины хочет сделать лебедя, банер повесить, он не убирает за своей собакой, любит дачу. Он боится остаться один, ему нужны соседи, род, нужен обязательно забор, чтобы жить в своём кусочке города. Изменить это мировоззрение сложнее всего, крестьянин против перемен. Больше всего в жизни он любит ярмарку. Ну, кстати, администрации городов этим пользуется – народ взгрустнул – сделаем ярмарку. Купил народ мясо или картошку подешевле – мир восстановился, крестьянин счастлив. Это мощнейшая культура в России. Мы все из неё вышли, если кто-то вышел.

***

Заводская культура (цивилизация) строится на чувстве долга. Заводчанин ассоциирует себя с цехом, со схемой – шаблонами и стереоптипами. Такому человеку важно знать кто главный и меть схему-карту события. Это вчерашний крестьянин. Заводская культура относится к людям как к ресурсу.  В некоторых моногородах отток выпускников школ составляет 97%. Мэры говорят -  ничего страшного, ещё нарожают,  подкинем материнского капитала и будут нам ещё люди. В этой культуре мало доверия, креативности и искренности творчества. Бизнес-инкубаторы есть во многих городах, но новой экономики не возникает. Нет новых идей. Город для этой культуры тоже схема – детский сад – школа – магазин – кладбище. А может парк быть университетом? Нет, не может. Дерево для заводской культуры это точка, которую можно убрать, не интересуясь породой, историей и приживаемостью.  Заводская цивилизация сейчас находится в кризисе, поскольку все её схемы устарели, они были созданы ещё при СССР. В советской схеме не было кооперации межведомственной и межсубьектной, не было горизонтальных взаимодействий. Основная задача сейчас – отойти от жестких схем и увидеть человека не как единицу расчета, а как ценность, как заказчика.

Заводской человек не умеет отдыхать. В отпуске он пребывает на износ – он работает даже там. Заводской культуре нужны стрелочки, направления. Экологический и антропогенный анализ не нужны заводской культуре, природа здесь ресурс.

***

 В Ижевске в главным архитектором гуляем по городу. Он мне хвастается благоустройством сталинских кварталов. Показывает мне шины от БЕЛАзов, в которых клумбы. Я говорю, вас не смущает, что это шины? Наверное в следующем дворе кислородные баллоны вкопанные? Он говорит, - откуда знаешь? Был здесь? Я отвечаю, что не был, но во многих заводских городах именно такое благоустройство.

***

Критериев оценки труда творческих людей в заводской цивилизации нет. Культуролог и, например, библиотекарь там вообще лишние люди, поскольку они не производят ничего, что можно потрогать.

***

Мы люди с советским мышлением мыслим глобально, по глобусу. Хорошо знаем кому и что нужно в мире. Этих вот сюда передвинуть, Америка пусть другим занимается, но мы не знаем какого цвета дверь в нашем подъезде. Это нас почему-то не интересует. Человек не может найти себе применения в ближнем пространстве, его тянет в космос. Для него нет времени, он либо в прошлом, либо в будущем.

***

Я видел в Братске здание, которое построили просто чтобы было. Как я понимаю, его владелец потом определится зачем оно нужно. Есть парк, в который бухнули 40 миллионов, но никто не придумал для чего он нужен.

***

Городские активисты, как правило, друг друга раздражают. Потому что все хотят быть героями. Чужая слава никому не нравится. Городская администрация особо рьяных активистов берет на работу – все герои должны быть в нашем замке. Если герой не в замке, значит он угроза для мэрии.  Но на самом деле люди просто хотят внутренних изменений. Это у чиновников мотивация – отчитаться, а у людей мотивация – хорошо жить. В заводской цивилизации активист – человек, который несёт сразу несколько ролей, а значит – городской сумасшедший.

***

Но у нас города держатся на героях. Если есть какая-нибудь интересная тема в городе – ведёт её один человек. На нём все держится. Нет человека, и тема тоже исчезает. Нужно отдать должное отдельным активистам, чиновникам и предпринимателям.

***

Городской диалог должен строиться не от вопроса «кто главный?», а от вопросов – «что у нас общего», «что нас отличает» «чего мы хотим»,  «каковы наши общие ценности» и «как будем принимать решение».

***

Как проходит день города в Братске? Центральная сцена, шарики, салют. Как выглядит сценарий? Ведущая, местные коллективы, приглашённая группа. Цель у этого праздника какая? Воспитать горожанина? Нет. Просто поставить галочку – провели мероприятие. Само слово мероприятие страшное, кровавое из чекистской практики, а оно у нас в культуре ключевое.

***

Культура выбора – это психологическая реакция на кризис 90-х годов, отдышка после этого шока. Современная молодежь уже умеет выбирать, ей знакома культура потребления (которая закончилась). Человек культуры выборы интересуется вопросом самоопределения.  Выборы очень сложный процесс. Для правильного выбора нужно много знать, и обязательно знать кто «я».

***

Для того чтобы выбрать концепцию парка в Братске нужно четко понимать, что такое Братск с точки зрения смыслов и ценностей. Для этого нужна общественная дискуссия. Смыслы территории  – это первый шаг проекта.  Смыслы – это опыт, который связывает территорию с другими контекстами.

***

В мировоззрении каждого из нас есть крестьянин, заводчанин, советский герой. Каждый из нас носитель осколочных мировоззрений, но никто не занимается сшиванием и переосмыслением. В городе нет культурных дискуссий, мы занимаемся дорогами, бюджетом, но не базовыми смыслами. Но город это инструмент формирования сложного мировоззрения. Город производит культуры

***

Я был сегодня в парке («Металлургов» – прим. авт.), это, прям, завод. Формально всё четко – лавочки, беседки, но с точки зрения эстетики, это… Ну, как бы…  Я не понимаю, как это связано с культурой Братска вообще. Это не культура. На зоне такое вот может быть ещё. Вот, курилка для зоны. И конечно, кладбище этих скульптур. Те, кто занимается искусством, знает, что для скульптуры нужно пространство. А тут они свалены просто в кучу. Ну, хорошо же! Ключевой ответ чиновника будет – «Ну людям же нравится». Я всегда говорю, что «люди» это слово многомерное, кому конкретно и что значит «нравится»?

***

Город складывается вокруг нескольких тем. Первая это общественные пространства, вторая – культура, третья – образование (какими уникальными компетенциями город обладает и как он их передаёт), четвертая – будущее.

***

Для того, чтобы город начал работать со смыслами, должны появиться городские идеологи. Те, кто будет опубличивать эти смыслы и идеи связанные с этими смыслами. Должны появиться люди, которые просто должны начать ставить вопросы: Братск индустриальный город, что с этим делать и что это значит, что такое двор? Надо спросить, что такое парк в Братске? Что такое парк сейчас? Может ли несколько дворов стать комбинацией локальной экономики? Кто-то эти вопросы должен задавать.

***

Важна городская модерация. Должны в Братске появится люди или один человек, который скажет: «У меня нет собственной позиции, но я готов вам задать вопросы, чтобы вы услышали позиции друг друга». Должен быть кто-то не главный, который не будет предлагать своих идей.

***

Необходимо опираться на реальность. Ваш жизненный опыт нужно вынуть из вас, как некую публичную рефлексию. Сколько спектаклей идёт про Братск? Сколько сериалов снято про Братск? Нужны разговоры про город. В них будет появляться базовый смысл. Только работа со смыслами, с идентичностью позволяет сообществу двигаться дальше, задавая вопросы можно вскрыть идентичность.

***

Сургут всё время занимался энергией. Там очень пассионарные люди. Денег много, но смыслов нет никаких. Там самый дорогой торговый центр в России построен за несколько миллиардов долларов. На первом этаже там «Магнит», на втором ничего, на третьем ничего, на четвертом ничего – на пятом этаже ресторан.

***

В условиях отсутствия национальной или региональной идеологии (в Иркутской области её нет, если что – прим. авт.) смыслы необходимо передавать так, чтобы они были понятны чиновнику рядовому жителю.  Как только человек хоть как-то отвечает себе на вопрос кто он и как на него эта территория влияет, ему дальше выстроить свою жизненную стратегию проще.

***

У города должна появиться культурная политика. У города должен появиться стратегический совет. Им на первых порах может быть городское сообщество, чья ключевая деятельность– переосмысление и ретрансляция базовых смыслов и ценностей города в разных инструментах: дизайна, топонимики, события, среда, общение, язык, архитектура. Перезагрузка постсоветского индустриального города должна начинаться, как ни странно, с прикладной философии. Мы должны позадавать друг другу важные вопросы.






Возврат к списку


 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

 
 

depdnevnik.jpg



       
ДОБАВИТЬ

  • Народные новости
  • Новости