Главная > Новости Братска > Статьи

От теории к практике

25.04.2015

Автобус со студентами, болельщиками и членами жюри едет на ТЭЦ-7. Настроение у всех весеннее. Полчаса назад в актовом зале БрГУ прошло торжественное открытие конкурса, и представители энергетики Иркутской области, местной власти и учебных заведений поздравили участников с первым в истории вузов конкурсом между студентами, получающими дополнительное образование в корпоративных учебно-исследовательских центрах (КУИЦ) «Иркутскэнерго». Позади была первая, разминочная часть конкурса – презентация команд и «Домашнее задание», в котором студенты соревновались преимущественно в остроумии. Теперь же им предстояло сразиться в реальном деле…

Конкурс под название «Ремонт задвижки» проходит в одном из цехов ТЭЦ-7. Участвуют в нём самые «рукастые» студенты: Сергей Большаков, Михаил Лукоянов, Алексей Лупорев от братчан и Роман Смирнов, Тимур Тюрин, Анатолий Самохвалов от иркутян.

Вначале теоретическая часть. Иркутянин Тимур Тюрин тянет билет: «Материалы, применяемые для уплотнения фланцевых соединений трубопроводов и арматуры».

Ответить на этот вопрос для него не составляет труда, но затем предстоит провести сборку задвижки высокого давления ДУ-140. Задание довольно сложное, но Тимур чувствует себя уверенно – до студенчества он четыре года работал в Узбекистане машинистом-обходчиком и старшим машинистом котельной. Поначалу всё идет как по маслу: Тимур просит разрешения воспользоваться тельфером, задвижка как-никак весит более двухсот килограммов, и зовёт в помощники товарища по команде Романа Смирнова, – одному несподручно.

– Нужно собрать шпиндель и вставить его в корпус задвижки, – комментирует происходящее председатель жюри Владимир Новородонов, заместитель главного инженера ЗАО «Братскэнергоремонт» ОАО «Иркутскэнерго».

Шпиндель упирается во что-то и не идёт внутрь. Что там, в сердцевине, не видно из-за слабого освещения, и Тимур прибегает к помощи сотового телефона.

– Новое поколение, – вздыхает кто-то из болельщиков, – слесарь старой закалки побежал бы к начальству за фонарём…

– Вы думаете, я пользуюсь фонариком? – пытается шутить Тимур. – Я ищу ответ в Интернете…

Интернет, конечно, многое знает, но здесь нужны не столько знания, сколько навыки. Нехватка опыта сказывается и к концу операции: устанавливая сальниковые кольца и стопорные «сухари», ребята вдруг в замешательстве останавливаются.

– Здесь нет нужного сухаря, – объясняет Тимур и совершает ошибку: все детали на месте, нужно было просто внимательно их рассмотреть, перевернуть другой стороной.

Вывод напрашивается сам собой: привыкли, что на учебных стендах детали лежат как на параде. Во время работы всё иначе. Даже язык иной. Сленг, профессиональный лексикон, и если не познакомиться с ним во время учёбы, то учить придётся в первые годы работы. Даже Тимур, за плечами которого опыт, путается в названиях деталей:

– Здесь говорят «шпонка», а у нас это называли «гужон», и в литературе так же…

– Чем отличается шпонка от гужона? – спрашивает специалист, контролирующий конкурсный процесс. – Шпонка ставится на сопрягаемых деталях, между валом и шестернёй. Для чего она нужна?

– Стопорить, чтобы не образовалось прокручивания…

– Нет, нет… У вас, действительно, другие термины…

Позже жюри всё расставит по местам («Один говорит «ковырялка», другие – «приспособление для выемки сальников»), а директор КУИЦ Михаил Грайвер даст пространный комментарий:

– Вуз и производство – два государства, которые имеют совершенно разные языки, и практикант, приходя в цех, не понимает работающих там людей. В советское время, когда выпускник вуза приходил на производство, ему говорили: «Забудь, студент, чему тебя учили в институте, теперь мы тебя будем учить». Примерно о том же говорил и Райкин: «Забудьте дедукцию и индукцию, теперь будем выдавать продукцию…».

Следующее задание – сборка задвижки ДУ-100 – достаётся братчанину Сергею Большакову. Работает Сергей красиво и быстро. Задвижка меньше предыдущей, конструктивно проще (не нужны ни тельфер, ни помощник), но умелые действия конкурсанта объясняются другим – всё это ему уже приходилось делать. Разобрал задвижку, обработал нужную деталь на притирочном станке и снова собрал. Ни одной помарки.

По заверениям конкурсантов-братчан, особых сложностей нет ни в одном из практических заданий (в той или иной мере всё это им знакомо), и отличаются задания только по трудоёмкости. Самым ответственным в этом смысле оказалось последнее задание, включавшее в себя ремонт редуктора. Досталось оно иркутянам, и братчане, чтобы «не тянуть кота за хвост», пришли на помощь. Возле рабочего места собрался целый консилиум. Помогая сопернику, ребята, казалось бы, работают против себя, но товарищеские чувства были выше амбиций. Обязывал к этому и этикет гостеприимства.

Иркутяне, по признанию Тимура, впервые по-настоящему ремонтировали заслонку, испытав при этом серьёзный стресс. Перед конкурсом, конечно, прошли определённую тренировку, мастер что-то рассказал, показал, но этого мало.

Человек играющий

В тот же час, когда на ТЭЦ ремонтировали заслонки, на базе Братского промышленного техникума шёл конкурс между студентами, освоившими на практике специальность электрослесаря (нужно было ответить на один вопрос и собрать схему), а в одной из аудиторий БрГУ проходил этап конкурса под названием «Растопка котла». Человеку несведущему этот процесс представляется примерно таким же, как растопка печи где-нибудь у себя на даче, но современная энергетика автоматизирована, и процессу растопки обучаются с помощью специальных программ и тренажёров. Конкурсантам предстояло выяснить, насколько успешно они освоили эти программы.

Конкурс, происходящий в виртуальном пространстве, был не столь зрелищным, как «Задвижка», но по накалу страстей не уступал. В какой-то мере это была игра, исход которой зависел не только от выдержки конкурсантов, но и надёжности оборудования.

– При сбрасывании нагрузки с 420 тонн пара в час до 315 я допустил маленькую ошибку, из графика не вышел, но получил четыре балла, – рассказал капитан команды братчан Николай Жадаев.

В большинстве конкурсных заданий братчане оказались сильнее. И в реанимации человека на тренажёре «Максим», и в боулинге, и в волейболе, и даже во время подлёдной ловли братские студенты сумели опередить своих соперников на несколько окуньков. Но победила, как всегда, дружба.

– Мы проиграли, но не расстраиваемся, – сказала капитан команды ИрГТУ Екатерина Потапова. – А после экскурсии на Братскую ГЭС вообще хочется летать – так там удивительно и красиво…

Неформальный подход

История КУИЦ «Иркутскэнерго» началась в 2008 году, когда энергетика области ощутила кадровый голод: вузы выпускали специалистов, а на производство они не шли или скоропостижно покидали его в силу профнепригодности. КУИЦ был призван решить проблему подготовки кадров, сблизив теорию с практикой. Но в какой-то момент эта программа в Иркутске дала сбой, а в Братске, напротив, набрала обороты.

Нужны были не галочки, а результаты, говорит Михаил Грайвер, в 2012 году возглавивший Братский КУИЦ, и приводит конкретные примеры:

– Студент-практикант приходит на предприятие и долго не может адаптироваться в новой для него среде. Серьёзно к нему не относятся, он испытывает даже определённую дискриминацию. И это в порядке вещей. Когда я решил исправить это положение в Братском КУИЦ, то встретил сопротивление со стороны некоторых консервативно настроенных производственников. На некоторых предприятиях практиканты выполняли работу разнорабочих, на других – вообще ничего не делали и слонялись из угла в угол, привлекая к себе внимание праздичным видом. Спрашиваю в КУИЦ: зачем одели практикантов в голубую форму? Они и без того чувствуют себя не в своей тарелке…

Чтобы изменить отношение к практикантам, в руководстве «Иркутскэнерго» утвердили стандарт, согласно которому был организован фонд оплаты их труда, и на работу студенты стали устраиваться на общих основаниях. Для мастера студент стал понятен: обычный рабочий, который пришёл на производство, сдал экзамен, работает, и требования к нему, как ко всем.

Но разница между практикантом и работником станции всё же есть. Первому, в отличие от простого слесаря, надо ещё научиться тому, что определено программой КУИЦ, и доказать это. Раньше таким доказательством служила бумага с подписью руководителя практики, большинство вузов и сейчас этим довольствуются, хотя все знают, что ничему толком студент не учится и руководителя практики мог видеть один раз, когда тот ставил свою подпись в протоколе. «Чтобы избежать этого, мы по пунктам расписали, чему именно должен научиться студент, и привлекли к участию в этом процессе преподавательский состав – от начала практики до экзамена. На станцию в Братске теперь ездят всей кафедрой, и преподаватели лично знакомы со всеми её работниками от директора до уборщицы. В Иркутске этот опыт только приживается, а в других вузах страны о нём и знать не хотят», – рассказывает Грайвер.

В декабре прошлого года Михаил Александрович параллельно с Братским возглавил Иркутский КУИЦ. Примерно тогда же побывал в Новосибирске на совещании по проблемам высшего образования и рассказал коллегам о своем опыте работы в КУИЦ. Как ни странно, никто из них серьёзно к этому не отнёсся…

Михаил Александрович не понимает этого равнодушия. По большому счету всё, что делает КУИЦ, приводит к слаженной работе производства и экономии огромных средств, а потому является делом государственной важности. К сожалению, так думают далеко не все, и КУИЦ «Иркутскэнерго» до сих пор остается уникальным, и, по сути, единственным проектом такого рода на всю страну.

Сергей Маслаков

Сибирский энергетик



ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru


Возврат к списку


Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
 
 

depdnevnik.jpg



       
ДОБАВИТЬ

  • Народные новости
  • Новости