БЕРЕГИТЕ  СЕБЯ!    ЧИТАЙТЕ  «НАШБРАТСК»!    ВСЁ  БУДЕТ  ХОРОШО!

Главная > Новости Братска > Статьи

Первая экспозиция

19.05.2015

В начале 80-х музей трудовой славы Братскгэсстроя принимал большую группу иностранных журналистов – 40 человек. Экскурсантов провели по экспозиционному залу, рассказали об истории Братскгэсстроя. На втором этаже журналисты не без любопытства рассмотрели художественную выставку (это уже был полноценный музей – с экспозицией на первом этаже, выставкой - на втором, с кинозалом в цоколе и с прекрасно оборудованным хранилищем экспонатов). Затем началась беседа с вопросами и ответами. И польский журналист, который неплохо говорил по-русски, желая отблагодарить музейных работников, сказал:

- Теперь нам совершенно ясно: в мире существует капиталистический строй, социалистический строй и Братскгэсстрой.

Все дружно засмеялись, но фраза запомнилась. И даже сегодня многие её помнят и повторяют по случаю и без, при этом совершенно не подозревая, что родилась она благодаря музею Братскгэсстроя…

НАЧАЛО

Впервые о создании музея заговорили после гибели первого директора Братскгэсстроя Ивана Ивановича Наймушина. Предполагалось, что в доме, в котором жил Наймушин, будет организован музей в его честь. Но отделить Наймушина от Братскгэсстроя было невозможно. Да и сам объем личности Наймушина в таком мини-музее был бы неполным. И руководство БГС во главе с Александром Николаевичем Семеновым приступает к созданию музея истории Братскгэсстроя. Определено место – в сквере напротив офисного здания БГС. Проект здания и дизайн внутренних помещений осуществляется Братским отделением института «Гидропроект» под руководством Георгия Феодосиевича Максименко, более известного как Жора Максименко. Удивительно талантливый и обаятельный был человек. Когда осенью 1977 года я начала свою работу в качестве директора будущего музея, здания еще не было, был котлован в окружении мощных строительных механизмов. Перед строителями была поставлена задача: построить музей до лета 1979 года, чтобы открыть его в день 25-летнего юбилея БГС - 24-25 сентября. Как работали строители! Вот о чем надо песни слагать! Каждая деталь обдумывалась, старались сделать как можно лучше. Помню, как Жора Максименко советовался со мной по поводу, как лучше завершить перила лестничных пролетов: «Давайте закруглим их, пусть будет приглашающий жест…». Была осуществлена и такая техническая новинка: экспозиционный зал был разделен на восемь звуковых зон, соединенных с магнитофонами, расположенными в отдельном помещении. Ведешь экскурсию, нажмешь кнопку – и звучит или выступление И.И. Наймушина на митинге по случаю летнего 1959 года перекрытия Ангары, или песня «ЛЭП-500 – непростая линия», или соответствующая содержанию музыка, стихи. И хотя все мы дневали и ночевали в музее, экспозицию к сентябрю оформить не успели – это слишком кропотливая, профессиональная работа, а потому, договорившись с Иркутским отделением Художественного фонда, завезли и смонтировали в зале первого этажа выставку «Художники Иркутска – строителям Братской ГЭС». В кинозале работы ещё не успели закончить. В вестибюле организовали выставку фотослужбы БГС и персонально Николая Ивановича Перка. В общем, худо-бедно открыли музей в дни празднования 25-летнего юбилея Братскгэсстроя. А дальше надо было работать над созданием экспозиции.

Тематико-экспозиционный план создавался под руководством сотрудника Иркутского областного музея Ирины Ивановны Терновой и куратора из Государственного Исторического музея (ГИМ) Инны Зиновьевны Тираспольской. Некоторые руководящие товарищи из БГС настаивали показать все подразделения БГС по порядку во главе с «тройкой» - начальник, партком, профком. Но это бы получился не музей, а доска Почета. Убедить их было непросто. И хорошо, что главный инженер БГС Феликс Львович Каган и секретарь парткома Виктор Кириллович Скурковин, поверив в наш профессионализм, приняли нашу «версию». К этому времени я уже поднаторела в музейном деле. Посетив музеи Иркутска, Москвы, Минска, Владимира, изучила их экспозиции, оборудование, крепление, подсветку стендов, витрин и прочее.

К этому времени сложился и коллектив нашего музея. Хранителем фондов стала Ольга Михайловна Вампилова, филолог по образованию, которая пришла к нам из типографии БГС, где работала корректором. Научным руководителем стала Валентина Федоровна Горчакова, до этого преподаватель истории в школе № 13. Никто лучше Валентины Федоровны не знал историю Братскгэсстроя. Первым экскурсоводом была Люда Иванова. Художником был Евгений Политковский. Одно время вместе с ним работал еще и Толя Озеров. Разнорабочим, то есть плотником, столяром и в любом деле мастером был Петр Григорьевич Волошин, тоже художник. Незаменимым работником была завхоз Вера Даниловна Душкина…

ЗА КАЖДЫМ ЭКСПОНАТОМ – ЧЕЛОВЕК

Однажды во время отпуска мой брат привел меня в музей Белорусского военного округа. Там я увидела установку дневного кино. Сразу же возникла идея – применять такое устройство во время экскурсий: закольцевать, скажем, кадры летнего перекрытия Ангары 1959 года – и в нужный момент включать их. Почти лежа на полу переписала данные завода-изготовителя установки и, приехав в Братск, пошла к заместителю начальника БГС Константину Ивановичу Николаеву. Он внимательно меня выслушал и сказал: «Сделаем». Месяца через два установка прибыла…

Чуть позже получили экран – большое, во всю стену полотно, к которому нужно было сделать черное обрамление. Получили черное сукно. Но как его прикрепить к экрану? Никаких степлеров тогда и в помине не было. Ольга Михайловна раздобыла где-то круглые хирургические иглы, и мы вдвоем с нею несколько дней пришивали это сукно. Работа была не из легких…

Наконец, к экспозиции всё было готово. Распределен весь материал по стендам и витринам. В типографии БГС отпечатаны пояснительные тексты, цитаты, этикетки. Фотослужба БГС подготовила необходимые фотографии – копии с фото из личных архивов. Ольга Михайловна вела картотеку негативов – каждый негатив в отдельном конвертике. В Братском художественном фонде нашелся художник, имевший опыт оформления музейных экспозиций. Это был Владимир Леванцов. С ним был заключен договор, и приступили к работе. Строили экспозицию по всем правилам: сначала основной материал вписываем в квадрат, затем заполняем остальное пространство. Художник требует: сюда нужен яркий экспонат, сюда – такого-то размера. Фото и листовой материал крепим на «ножки», режем цветную бумагу и ватман на паспарту. Всё это на коленках, а то и лежа на полу…

Для меня музей был еще и тем дорог, что за каждым экспонатом был какой-то человек или событие. Вот, к примеру, пиджак и кепка Ивана Ивановича Наймушина. Я вспоминаю встречу в Москве с его дочерью Мариной Ивановной – это она передала в музей эти вещи. Вот книга на английском языке «Мартин Иден» - и за нею незабываемый Недлен Николаевич Кузьмичев. Это его книга, его чертежи и графики.

Или патефон. Это Валя Свиридова. Еще в Зеленом городке она была секретарем комсомольской организации. Когда в 1955 году она уезжала из Москвы в Братск, отец отдал ей этот патефон.

Или пила-ножовка. Это Василий Михайлович Мирза. 16-летним мальчишкой ушел на фронт, был тяжело ранен, покалечен. И поехал строить Братскую ГЭС. Был бригадиром опалубщиков. Лучший плотник-бетонщик Братскгэсстроя.

А вот экспозиция об Иване Павловиче Денисове, лучшем помощнике А. М. Гиндина. Арон Маркович рассказывал мне, что у него щемило сердце, когда к нему в кабинет заходил Иван Павлович. Руки при этом он всегда держал или по швам или сзади – лагерная привычка. Денисов, как и многие специалисты БГС старшего поколения, прошел ГУЛАГ…

Начало первой экспозиции положил звонок вдовы бывшего партработника БГС И.Г. Лямина.

- Галина, я тут занялась уборкой и обнаружила в гараже два мешка каких-то бумаг, - сказала она достаточно будничным голосом. - Хотела выбросить, но вспомнила: ты музей создаешь…

Я незамедлительно взяла машину в парткоме и, прибыв в особняк Ляминых на Комсомольской, ахнула: газеты (позже они пригодятся при сборке музейных подшивок), фотографии, записки, сделанные рукой Лямина, но главное – сотни заявлений от добровольцев с просьбой принять на работу. Писали люди, которых я давно уже знала и уважала. С удивлением читала письмо от солдат, служивших в Венгрии («…Готовы к любой работе, к любым испытаниям!»), и вспоминала этих ребят, живших в щитовом бараке неподалеку от библиотеки, в которой я работала. Их было много, таких ребят, и работали они действительно героически. В нерабочее время, по ночам, при свете МАЗов, строили Дом спорта, первый стадион…

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ

В музее сформировались основные направления работы. Кроме внутренней работы, которая не кончается никогда, очень много внимания уделяли ветеранам. Один из комплексов музея был посвящен ветеранам Великой Отечественной войны. Устраивали встречи с молодежью, «круглые столы». Запомнился рассказ Героя Советского Союза Андрея Степановича Коньшакова о форсировании Днепра в 1943 году. О том, как после переправы их утюжили танки. «Наедет на окоп и начинает вращаться, - рассказывал ветеран, - вкапывая, вдавливая тебя в землю».

И вроде бы хорошо мы знали наших друзей-ветеранов, но подчас они удивляли нас богатством своего внутреннего мира. Однажды нам довелось принимать делегацию творческой интеллигенции из Финляндии, писателей, журналистов. Накануне мы с Ольгой Вампиловой проштудировали журнал «Иностранная литература» за последние два года, и чувствовали себя относительно уверенно. Но на встрече присутствовал бригадир Василий Петрович Панасенков, который в 1966 году вместе с Наймушиным был делегатом партийного съезда. Человек скромный, он не вмешивался в беседу. Но вот одна гостья из Финляндии обратилась к нему с вопросом, интересуется ли он литературой и каковы его пристрастия в этой области. Наши партийные товарищи напряглись. Но Василий Петрович спокойно и с достоинством сказал: «Я люблю литературу. У нас читающая семья и очень приличная домашняя библиотека. Сам я поклонник Льва Толстого, и не только его романов, но и «Севастопольских рассказов». Мне довелось служить на флоте и поэтому, наверное, я люблю творчество Константина Михайловича Станюковича». Других вопросов не последовало, а мне хотелось расцеловать Василия Петровича…

Второй этаж музея в те годы был выставочным. Мы установили связь с организацией «Роспропаганда» и получали от них художественные выставки известных советских мастеров. Но гораздо чаще устраивали выставки наших братских художников. Ездили в мастерские, отбирали картины, керамику. И встречались не только с художниками, но и с их детьми. Однажды в начале 80-х в Братск приехал сын Николая Сластенко, Саша. Он только что отслужил в армии и поехал не домой, а в Братск, где работал его отец. Попросил таксиста довести до улицы Николая Сластенко, прошелся по ней, а потом направился в музей…

Все помнят его надпись на скале Пурсей «Здесь будет построена Братская ГЭС», но Сластенко был художником-пейзажистом. Об этом мы и рассказывали Саше…

В мае 1985 года музей получил звание «народного». Он был уже известен в разных регионах Советского Союза и за рубежом. Впереди у него было интересное будущее – создание более развернутой экспозиции. Но знамена Братскгэсстроя, которые были центром первой экспозиции, таковыми остаются до сих пор.

Галина ГАНЕНКО, заслуженный ветеран Братска

Газета «Знамя»



ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru


Возврат к списку

 
 

       
ДОБАВИТЬ

  • Статьи
  • Прямая речь