БЕРЕГИТЕ  СЕБЯ!    ЧИТАЙТЕ  «НАШБРАТСК»!    ВСЁ  БУДЕТ  ХОРОШО!

Главная > Новости Братска > Статьи

К 50-летию картонного производства на Братском комбинате

23.03.2017

Время такое досталось

Геннадий Алексеевич Сенин учился в Братском ЦБ техникуме на слесаря КИПиА и в 1966 году устроился по специальности в картонный цех. Тогда в цехе шел монтаж оборудования, Геннадий Сенин сразу включился в эту работу. Всю зиму технологическую цепочку готовили к пуску: пускали оборудование на воде, проводили опытные варки, массу накапливали в приемные бассейны.

Он как раз на смену вышел, когда первый картон получили. Конечно, был ажиотаж, все руководство во главе с директором Михаилом Ивановичем Олонцевым за процессом следило. «Он от нас почти не уходил, — вспоминал Геннадий Алексеевич. — А как иначе? Второй после корда пусковой объект, ключевая продукция».

Обслуживать оборудование Геннадий Сенин учился под «присмотром» старших специалистов или, как он их называет, разрядников — чаще всего, посланцев с других родственных предприятий. Среди них Анатолий Шарапов, Виктор Веселов, Станислав Масалов. Вместе с ними монтировал, настраивал приборы и оборудование, проверял, как работают системы. «Наш цех по автоматике в то время самым оснащенным был, — поделился Геннадий Алексеевич. — Все процессы шли в автоматическом режиме».

Сложность заключалась в том, чтобы добиться синхронного движения всех валов и валиков. Только на сушильной части, говорит, работало 100 цилиндров, разделенных на шесть групп. Нет баланса скорости — неизбежен обрыв картонного полотна. Таких производственных нюансов возникало много, все нужно было учитывать. «С помощью киповских приборов процесс контролировался, а сами киповцы со всеми участками работали, ведь на каждом наше оборудование, — пояснял Геннадий Сенин. — При этом дежурный слесарь КИПиА — один. Представляете, какие знания нужны, чтобы весь цех обслуживать».

Геннадий Алексеевич увлекался городошным спортом, стал «Мастером спорта СССР». В его домашнем архиве значки и медали победителя и призера городских, областных, союзных турниров. За свои спортивные достижения Сенину дарили автомобиль, а в 1980 году он побывал на Московской олимпиаде.

На заслуженном отдыхе Геннадий Сенин с 2003 года. Из 46 лет трудового стажа 37 отдал картонному цеху. Начинал, когда ему было около 30, а ушел — под 70. На его глазах проходила жизнь цеха во всех ее проявлениях. Но время, говорит Геннадий Алексеевич, хорошее досталось. Поэтому юбилей производства — это и его личный юбилей тоже.

 

Новый этап жизни

Ирина Сергеевна Тихонова родилась в семье бумажников, поэтому иной профессии для себя не представляла. Приехала в Братск уже готовым специалистом с опытом работы на Сокольском комбинате и Рыбинской бумажной фабрике. Технологию варки целлюлозы и производства картона знала прекрасно.

На строящийся Братский ЛПК первым уехал директор фабрики Борис Изюмов, потом сделал вызов Тихоновым. Так, с 1964 года, начался новый этап в ее жизни. Многие тогда приехали с родственных предприятий. Были выходцы из Ленинградской области, Литвы, республики Марий Эл, Рыбинска, Котласа, Красноярска, Перми, Дальнего Востока. Ирину Сергеевну удивляло: «Надо же, со всей страны народ собрали». Но это легко объяснялось: новое предприятие, надо было создавать коллектив.

КДМ была уникальная, чуть ли не единственная в стране. Картон такого формата выпускали единицы, скорость машины по тем временам — очень высокая — больше 300 метров в минуту. КДМ представляла собой сложное энергетическое оборудование, поэтому электрики считались элитой цеха. Высококвалифицированными специалистами были сотрудники механической службы, грамотно работали киповцы.

На первых порах в Братске, признается Ирина Сергеевна, неуютно было. В Рыбинске-то все уже сложилось, а здесь комплекс и город только строились. Завод пустили, работать стало легче. Ирина начала заново делать карьеру: в картонном цехе прошла путь от начальника смены до начальника цеха, работала в производственно-техническом отделе, занималась профсоюзной работой.

Коллеги рассказывают, как умело находила она общий язык с людьми и мастерски строила работу. Неважно, были ли это производственные вопросы или общественные задания, Ирина Сергеевна относилась одинаково серьезно, ответственно, со свойственной ей энергией. Ее авторитет был непререкаем как на родном первом заводе, так и на всей промплощадке.

Она по-прежнему молода душой, доброжелательна и отзывчива. С ней хочется общаться, советоваться, ее мнение и сегодня для многих дорогого стоит.

 

Пусковые легкими не бывают

Николай Никитович Бычек родом из Омской области. В Братск приехал в августе 1964-го, а 12 сентября уже вышел на работу на строящийся БЛПК.

Приняли молодого человека плотником на базу оборудования. Почти через год, в мае 1965-го, Николай поступил на курсы диффузорщиков. А по окончании пришел в цех высокого выхода (варочно-промывной) картонного потока. На промывке Бычек отработал лет семь и в 1972-м перешел варщиком.

Николай Никитович помнит, как стажировался на комбинате в Коряжме, пока в Братске не пустили производство. Там же встретил будущую жену, она приехала в Братск позднее и тоже устроилась на промывку. «Нас, восемь промывщиков в Коряжму ездило, — рассказал Николай Бычек. — Теперь уже никого в живых не осталось».

В Братске оборудование осваивали и одновременно учились на нем работать. Все тогда было новым и не сразу получалось. Помнит, как трудно фильтры пускали, как щелоковая пена захлестывала.

Когда первый картон выпускали, Николай Бычек на смене был, как раз массу на машину подавал.

«Если масса хорошая, все ничего, — поделился Николай Никитович. — А как жесткую сварят, непровара больше, так мы приходим на смену и со шлангами не расстаемся: массу к фильтрам присасывало. Восемь часов сетки отмываем, потом другой смене передаем».

На то они и пусковые: легкими не бывают. Постепенно дело налаживалось, повышалась квалификация. Набирало обороты производственное соревнование, и каждая бригада, смена стремилась показать хорошую выработку. Проводились трудовые вахты, посвященные знаменательным датам. Например, 4-миллионную варку его бригаде доверили, как победительнице трудового соревнования.

Фамилия Бычек в коллективе цеха нашла продолжение в лице дочери Николая Никитовича Татьяны. После школы девушка швеей в ателье поработала, но перспективы не было, и Татьяна обратилась к отцу. Он-то и привел дочь в цех. Татьяна не ударила лицом в грязь, в коллективе сегодня на хорошем счету, так что Николаю Никитовичу есть, кем гордиться.

Коллектив своего ветерана не забывает, вот и на юбилей комбината приглашали. «Надо идти вперед, — убежден ветеран, — повышать производительность, качество продукции. В этом залог успеха. С юбилеем тебя, картонка!».

 

Комбинат стал родным

Фаина Елифиренко в Братск приехала в 1966 году, уже имея опыт работы на Котласском ЦБК. Попала на строительство комбината, теперь Братского. «В то время Братск у многих на слуху был: комсомольская стройка, отовсюду люди едут, — поделилась Фаина Елифиренко. — Наши наладчики побывали в Братске тоже, рассказали. Захотелось и мне окунуться в большую жизнь. Написала письмо, меня пригласили».

Фаину Андрияновну оформили в картонный цех размольщиком 4 разряда. Здесь тогда шел монтаж картоноделательной машины. Будущие эксплуатационники помогали на подсобных работах: чистили оборудование, убирали строительный мусор.

А когда монтаж закончился, оборудование начали прокручивать на холостом ходу. Опытный специалист, Фаина Андрияновна быстро освоила новое оборудование и вскоре получила 5 разряд. А вслед за этим назначение старшим размольщиком. При необходимости также подменяла мастеров смен. «Но только на время, — сказала Фаина Елифиренко. — Я знала, что такое возглавлять смену, какая ответственность лежит на мастере, прежде всего, за безопасность людей. Поэтому не стремилась руководить, выбрала свой участок, где все известно, где от меня требуется выполнение моих задач».

Из размольного Фаина Елифиренко вспоминает коллегу Александру Москаленко, рядом в те годы работали Фаина Кузнецова, Надежда Смирнова. Был у нее и еще один пусковой объект, тоже на картонном потоке — это цех аэрофонтанной сушки «Флект».

Она ни разу не пожалела о сделанном когда-то выборе, о том, что в далекие 60-е стала сибирячкой. «Если бы пожалела, не прожила бы здесь больше 50 лет, — призналась Фаина Андрияновна. — Мне нравится наш город, и комбинат родным стал. Если в Коряжме была, можно сказать, стартовая площадка, то здесь прошли лучшие годы».

Человек жизнерадостный, Фаина Елифиренко заражает своим оптимизмом и жизнелюбием. Такая она по жизни: у нее всегда все хорошо. Вот бы всем такой позитивный настрой! 

Здесь все мое 

На производстве-юбиляре так скажет любой, кто пришел сюда не время скоротать, а работать

Сформированное на сеточной и обезвоженное в прессовой части КДМ, картонное полотно поступает в сушильную часть машины. Потом готовый картон наматывают на тамбуры и дальше подают на продольно-резательный станок. На накате, впрочем, как и на всем потоке, работают энергичные неравнодушные люди. Слаженно работают, как часы. Только завершилась намотка одного тамбура и подошло время смены другого, бригада приступает к перезаправке. Старший сушильщик, крановщик, накатчик, подручный — каждый со своими обязанностями. Каждый знает, что делать.

В этом мы убедились на примере смены № 4. Технологическая операция заняла считанные минуты. Но сначала все ждали, когда рулон будет намотан в соответствии с заданным форматом. Чем ближе к финишу, тем сосредоточеннее всматривались «хозяева» в показания монитора. И просили корреспондентов повременить с вопросами.

Мы честно молчали и тоже ждали. Чтобы потом поговорить и понять, кто представляет настоящее производства, чем живут эти люди, что для них значит юбилейный день рождения картонки. После замены тамбура появилось минут 30 (примерно столько занимает намотка одного тамбура). Картонщики разговорились.

Денис Борейкин, старший сушильщик картоноделательной машины:

— Меня отец привел, Степан Иванович Борейкин. Он работал бригадиром слесарей. Я начинал здесь слесарем еще до армии, после службы в 2001 году устроился варщиком на кордный поток. А в 2002 перевелся накатчиком КДМ. Сегодня старший сушильщик, работаю по этой специальности четвертый год. И ничуть не жалею о том, как сложилась моя профессиональная биография. Кто знает, удалось бы мне получить несколько профессий, окажись я в другом месте. Помимо технологических и технических специальностей, у меня есть удостоверения стропальщика и крановщика. По любой профессии могу работать.

Нас связывает не только работа. В спартакиаде «Илима» участвуем, вот в боулинг играли. А как же, за честь производства — обязательно! На лыжи, правда, я не попал — работал в день.

Юбилей производства — это и мой праздник. Во-первых, я представитель трудовой династии. Во-вторых, сам столько лет отработал. Здесь все свое, родное. Заводу не изменю и постараюсь двигаться дальше — дорасти до машиниста КДМ.

Иван Попов, накатчик:

— Мои задачи — замена тамбуров, качественная намотка полотна. Чем лучше намотан рулон, тем легче потом срезать на станке. Это стартовая профессия на этом участке. Все здесь с нее начинают, и правильно. Чтобы стать профессиональным машинистом картоноделательной машины, надо пройти все ступеньки технологии.

В картонном цехе я третий год. Это производство в чем-то схоже с производством древесноволокнистых плит, где я работал девять лет размольщиком. Здесь тоже есть размольно-подготовительный отдел, принцип работы тот же. На ПДВП отливочная машина также формует полотно, как и картоноделательная, только скорость КДМ, конечно, существенно выше. Освоить новую специальность было нетрудно, отведенных 15 смен хватило сполна. Теперь сам стажирую новенького. Это третий мой ученик.

Мне работа нравится. Каждый день что-то новое узнаешь. Чем больше работаешь, тем больше нового. Какие показатели что отражают, какие параметры на что влияют. Любая мелочь имеет значение. Например, разница температуры сушильных цилиндров (при разной подаче пара) сказывается на качестве полотна. Я отстажировался на сушильщика — это выше уровень квалификации, в отличие от накатчика уже 5 разряд. В конце месяца сдаю экзамен и перехожу в сушильщики.

Мне нравится наш коллектив. Я считаю себя его частью, и, знаю, коллеги без меня тоже уже не могут. У меня большая семья, трое детей, поэтому нужна стабильность. Картонка — то, что нужно.

Надежда Ситдикова, машинист крана:

— На заводе я лет 20. Работала в отбельном цехе кордного потока, совсем чуть-чуть — в варочном, и уже около десяти — здесь, в картонном цехе. Поначалу страшновато было, постепенно привыкла, сегодня вообще уверенно себя чувствую.

На КДМ у нас три крана. И если на смене нет второго крановщика (в отпуске, скажем), один обслуживает все три. Порой поочередно выполняешь работы на всех кранах. В ночь тоже выходит только один крановщик. Намного легче стало, когда на крановщика старший сушильщик выучился. Он теперь имеет право работать на 17 кране — технологическом, по съему тамбуров. Если я занята на другом кране, он меня подменяет.

Все годы я в этой смене. Хотя люди меняются, конечно, но в основном мы давно вместе и понимаем друг друга. Люди должны понимать, а не раздражать друг друга. Тогда и работа складывается.

50 лет — большая дата. Десять из них — это и мои годы. Честно скажу, тянет на работу. Я уже и не мыслю себя в другом месте.

 

На разговор картонщиков вызывала Марина Малыгина, «Братский лесохимик»



ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru


Возврат к списку

 
 

       
ДОБАВИТЬ

  • Статьи
  • Прямая речь