Главная > Новости Братска > Статьи

Близка к разгадке тайна гибели трех военных летчиков

24.06.2017

Еще одна тайна гибели самолета и его экипажа времен Великой отечественной войны близится к разгадке благодаря работе Братского поискового отряда. В состав экспедиции, которая состоялась в июне, вошли командир отряда Сергей Чулков, журналист БСТ Даниил Карпов, Евгений Фоос, Николай Буренков, Леонид Рыбников, Владимир Изюрьев, школьники Влад Трушин, Дмитрий Забелин, Егор Безродных и студент ЦБ-колледжа Александр Голошумов, а также поисковая группа «Тулун» (командир Олег Кузьменков) в составе 6 человек и журналист газеты «Компас ТВ» Наталья Астахова. Очень помог участникам экспедиции фермер села Килим Ю.Ю. Тюков, предоставив отряду спецтехнику для поездки на место крушения.

История самолета заинтересовала Сергея Чулкова несколько лет назад, когда один его знакомый, родом из села Килим Тулунского района, рассказал, что рядом с селом во время войны разбился американский самолет. Стало понятно, что самолет не мог быть американским, потому что американские самолеты летали значительно севернее. А наши самолеты летали по железной дороге – «компасу Кагановича», и, по словам Сергея Чулкова, в Иркутской области за годы войны разбилось 8 американских самолетов по северной ветке и более 20 советских – по «Компасу Кагановича». В Тулунском районе описывается конкретно четыре катастрофы. И в 2008 году Сергей организовал первую экспедицию на место крушения на Синюю гору, где и были обнаружены детали самолета с русскими обозначениями и буквами, в том числе поршень, который сейчас хранится в музее «Братскгэсстроя». Правда, сначала, как признался Сергей, они думали, что это был самолет Ил-4:

- Во всех местных школьных газетах, в музеях было написано, что там разбился Ил-4, и местные жители говорят, что это было в августе 43-го года. А Иркутский авиазавод выпускал Пе-2 в 41-42 годах, и поэтому в августе 43-го «Пешки» там быть не могло. Потом мы поняли, почему жители именно так определили – август 43-го: в это время дети из одной семьи стали ходить в белой шелковой одежде. Видимо, какой-то охотник нашел остатки самолета, увидел парашюты, принес их домой, и его жена сшила из них детям одежду. А сама катастрофа произошла в мае 42 года. Кроме того, на месте крушения во время первой экспедиции нами был найден ветровик – штурманский прибор, на котором была нацарапана фамилия: Дадакин. А летчик Дадакин служил штурманом в 73-ем полку. Но Дадакин остался жив: мы проверили по сайту наградных листов – он служил на аэродроме после ранения, и скорее всего, он просто какому-то другому штурману передал свой прибор. Сначала у нас была версия, что летчик и штурман покинули кабину с парашютами, и разбился только воентехник, потому что в этом полку числится погибшим в этот период Петр Никифорович Буров. Сейчас мы уже точно знаем, что самолет никто не покидал – на месте крушения были обнаружены детали фонаря кабины, шлемофоны и наушники, а чтобы выпрыгнуть с парашютом, фонарь нужно было сорвать в воздухе, и его сносило ветром далеко от места падения самолета.

Помогла в разгадывании исторической тайны книга «Летели соколы на фронт», вышедшая в Тулунском районе. В ней описывается загадка Синей горы и опубликованы воспоминания местных старожилов. Например, И.И. Демидов рассказывал: «Случайно забрел, где упал самолет. Пилотов было трое: два скелета лежали на земле, третий находился в кабине». Кроме того, работающему поисковику А.Г. Каминскому Нижнеудинского района удалось найти участника поисковой группы В.К. Шайдука, который вспоминает: «В 1959 году я работал шофером воинской части, когда на территории нашей части стояла эскадрилья военных самолетов.

 

В конце июля или начале августа, точно не помню, <…> к нам в часть приехал лесник Савелий Федорович и сказал, что в тайге, на Синей горе, нашел останки самолета, разбившегося в годы войны. Командир части сформировал нашу группу, в которую вошли майор Зайцев, два солдата и я. <…> Ковыряя мох носком сапога, я вывернул тазобедренную кость скелета человека, потом нашел фрагменты рук и ног». Позже Шайдук показал место захоронения останков пилота. Только в 2006 году на могиле был установлен памятник без указания фамилии.

На поршне, который хранится в музее «Братскгэсстроя», есть номер, который является номером двигателя – 145-1216: 1 – 41-й год выпуска мотора, 4 - 4 квартал, 5 - модель мотора м-105, 1216 – порядковый номер мотора. В школьном музее с. Будагово хранятся обломки этого самолёта, на одном из фрагментов есть номер 1833918. Эти цифры расшифровываются: 183 – серия, 39 – авиазавод, 18 – порядковый номер самолета.

- Самолет был произведен на Иркутском авиазаводе 25.04.1942 года, - поясняет Сергей Чулков. - По нашему запросу из архива ЦВМА был получен ответ, что в списке со сведениями о состоянии самолетно-моторного ресурса 73-го полка ВВС КБФ по состоянию на 1 июня 1942 года самолет №1833918 не значится, других сведений о самолете типа Пе-2 №1833918 нет, данных об экипаже самолета в документах архива не имеется. Получается, что 73 бомбардировочный авиаполк ВВС КБФ получил его 25 апреля 42-го года, а 1 июня того же года его в списке полка уже не было. 42-й год нам подтверждает и то, что двигатель произведен в 4 квартале 41-го года, а на одной из деталей самолета есть дата производства «февраль 1942 года». Кроме того, на месте крушения находили пуговицы с якорями, что подтверждает, что экипаж был не из армейской, а из морской авиации.

По словам Сергея Чулкова, экспедиция подтвердила, что самолет на момент крушения никто не покидал, погибло там три человека. От местных жителей участники экспедиции также узнали, что там находили останки двух человек и медали, и их похоронили где-то там же на месте, а третьего – в Нижнеудинске, и все трое – безымянные по сей день.

В книге Артема Драбкина «Я дрался на Пе-2. Хроники пикирующих бомбардировщиков» есть воспоминания военного летчика И.И. Кабакова: «Закончив переучивание в январе 1942 года, полк наземным путем поехал в Иркутск на завод, получать новые самолеты. Получили 32 самолета. <…> Маршрут от Иркутска до Ленинграда по летному времени был в несколько раз длиннее, чем мой общий налет на этом типе самолетов! До Казани летели «по компасу Кагановича» - вдоль железной дороги. <…> Во время перелета полк потерял два самолета. Один загорелся под Красноярском. Экипаж погиб. Второй самолет сел в Канске с убранными шасси».

Загоревшийся самолет – этот тот, на месте крушения которого и побывала братская экспедиция.

- Поэтому мы считаем сейчас, что вместе с самолётом погибли три члена экипажа, скорее всего, один из них П.И. Буров. На авиабазе Белая под Усольем базировался 23-й запасной авиаполк, а после училища летчиков отправляли в запасные полки, и в том числе сюда - в 23-й. Пригоняется самолет, для него формируется экипаж, дается направление в 73-й полк, и это направление экипаж отдает в полк по прибытии на место. И поэтому двое других погибших скорей всего не числятся в 73-ем полку по архивным данным – они туда не долетели и поэтому не были приписаны к нему. И теперь нам надо запросить сведения их архивов 23-го запасного полка, - подвел итоги экспедиции Сергей Чулков.

Своими впечатлениями с нами поделились самые юные участники экспедиции.

Егор Безродных, кадет школы №42:

- Я - кадет, для меня это великая честь - заниматься поисковой работой по установлению Героев Великой Отечественной войны. Мне интересна история родного края. Я с большим энтузиазмом отправился в эту экспедицию. И очень здорово понимать, что эта экспедиция дала объёмные результаты.

Дмитрий Забелин, уч-ся школы №3:

- Я впервые в этом году ездил на Вахту Памяти в Новгородскую область. И, конечно же, сразу согласился стать участником экспедиции на своей малой родине. Меня завлекла поисковая работа, всё было очень интересно. Нам нельзя забывать Великий Подвиг наших дедов, выковавших эту победу. Я буду продолжать это нужное дело.

Александр Голошумов, студент ЦБ колледжа:

- Я ездил под Ржев к своим родственникам, и там случайно попал на Вахту Памяти, и, конечно же, принял в ней участие. И вот теперь, узнав об этой экспедиции, сразу же собрался поучаствовать и в ней. Это очень интересно - узнавать историю не по учебникам, а прямо прикасаться к ней. Мы работаем под лозунгом "Никто не забыт, ничто не забыто!" И хотя пока мы не установили фамилии экипажа, но я верю, что мы обязательно их узнаем.

Влад Трушин, уч-ся школы №12 им. В.Распутина:

- В этом году к нам в школу пришёл новый учитель - Владимир Николаевич Изюрьев. Мы с ребятами знаем, что он - ветеран боевых действий. Мы часто беседуем на тему Великой Отечественной войны, истории родного края. Нам очень интересно. У нас уже практически сформировался поисковый отряд. Мы сделали школьный проект про Братск. Когда Владимир Николаевич рассказал нам о предстоящей экспедиции, мы сразу же согласились поехать. Жаль, что удалось съездить только мне из всей группы. Столько много впечатлений. Мы обязательно продолжим поисковую работу.

Сейчас задача членов поискового отряда «Братск» - определить по архивам фамилии экипажа - летчика, штурмана и стрелка-радиста. Затем по возможности найти родственников погибших, найти останки двух солдат, похороненных на месте, и установить в Нижнеудинске и на Синей горе памятник с фамилиями и фотографиями. 

Ольга Артюхова

ИА «Пресс*Мен»




ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru


Возврат к списку


Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 
 
 

depdnevnik.jpg

       
ДОБАВИТЬ