БЕРЕГИТЕ  СЕБЯ!    ЧИТАЙТЕ  «НАШБРАТСК»!    ВСЁ  БУДЕТ  ХОРОШО!

Главная > Новости Братска > Статьи

Не лишайте права на семью

27.08.2013

В Братске – 618 детей, оставшихся без попечения родителей

Как сообщила главный специалист отдела опеки и попечительства граждан Елена Попова, в Братске в настоящее время 618 детей проживают в доме малютки, детском доме и школах-интернатах. Какое будущее ждет их, можно предположить.

Детский дом – это не семья

Однажды на одном из телеканалов прозвучала информация о том, что 70% мальчиков после окончания школы-интерната для детей-сирот оказываются вовлеченными в криминал, 60% девочек – в проституцию, 10% совершают самоубийство. После выхода из интерната больше года на одном месте, будь то учебное заведение или работа, в состоянии продержаться лишь 28%.

Возможно, официальные цифры иные, но кто бы их показал? К тому же то, что выходцам из детских домов приходится проходить через жизнь в подвалах и на чердаках из-за отсутствия жилья, через одиночество ввиду отсутствия навыков общения и ведения домашнего быта, - этого никто не сможет отрицать. Однако число детских домов и интернатов растет, поскольку растет сиротство.

Бывший выпускник школы-интерната для детей-сирот, ныне приемный отец Александр Хвостенко считает, что вместо того, чтобы тратить деньги на усовершенствование интернатной системы, лучше их направлять на развитие семейных форм воспитания детей-сирот. «Никогда даже лучшие школы-интернаты для детей-сирот, детские дома и приюты не смогут заменить семью. Сколько бы туда ни ездили шефы, сколько бы подарков ни отвозили, какую бы помощь ни оказывали, никакой пользы детям это не принесет. Только семья признана наилучшей средой для успешного развития ребенка. И чтобы помочь ему, нужно все силы направить на то, чтобы он обрел семью, а не дарить ему коробку конфет, приглашать на пикники или делать ремонт в интернате. Семья - вот в чем в действительности нуждается каждый сирота. Не все могут взять такого ребенка в свой дом сегодня. Но поддержать тех, кто уже это сделал, может каждый», - убежден Александр Хвостенко.

Солидарна с ним и Елена Попова. По ее словам, сиротство – это тяжелый жребий, который накладывает отпечаток на всю жизнь ребенка и нередко сбрасывает его на социальное дно. Мир для сироты превращается в пустыню, где нет никого, кто мог бы его поддержать в трудную минуту. «Дети, которые в полтора года в доме малютки едва сидели, попав в семью, за два-три месяца догоняют своих ровесников. У детей-сирот имеется заметное отставание в развитии из-за педагогической запущенности. Но стоит им оказаться в «добрых руках», происходит огромный скачок, как в физическом, так и интеллектуальном развитии. Они же из тесных рамок дома малютки или детского дома попадают в иное, очень широкое пространство, где есть родители, их родственники и друзья со своими детьми, где есть культурные, спортивные и развлекательные заведения – все это помогает им познавать мир быстрее. Они начинают ощущать себя эмоционально благополучными, начинают себя лучше вести, лучше учиться, лучше говорить, становятся более успешными. Поэтому, что бы там ни говорили или ни писали, усыновление – это благо для детей, оставшихся без попечения родителей», - убеждена Елена Павловна.

На детях не заработаешь

По ее информации, желающих оформить опеку немало. На сегодня в Братске в приемных семьях находится 898 ребят. Кто-то скажет: «Конечно, почему бы не взять малыша, если за его воспитание государство приплачивает». Действительно, для материальной поддержки опекунов и приемных семей введены единовременные пособия в размере 17 013 рублей, а также ежемесячные выплаты до совершеннолетия ребенка – 6 500 рублей. Приемной семье дополнительно выплачивают каждый месяц еще 5 937 рублей ежемесячно. Если малышу не исполнилось трех лет или ребенок - инвалид, добавляется 25%. Более того, с июля 2013 года в случае усыновления ребенка-инвалида или ребенка старше семи лет, а также детей, являющихся братьями или сестрами, на каждого из них семье выплачивается пособие в размере 100 тысяч рублей. Но, за полученные средства опекуны ежегодно отчитываются в органах опеки, при этом содержание детей регулярно контролируется, состояние жилья периодически обследуется.

«У нас настолько дорогие дети, что существующие выплаты государства никак не обогатят приемных родителей. Конечно, можно было бы деньги тратить не на ребенка, а на себя, любимого, но кандидаты в родители, во-первых, проходят серьезную проверку при оформлении опеки, во-вторых, после оформления работник управления может в любое время договориться с родителем о встрече, чтобы воочию увидеть, как содержится малыш. Если опекун ненадлежаще одевает или кормит ребенка, это видно. Да и граждане не равнодушны, случись что, они тут же подадут знак. Кроме того, опекаемые дети стоят на контроле в детских садах, школах, больницах. К ним повышенное внимание. Если, к примеру, в больницу с ожогом попал ребенок из опекаемой семьи, то в три дня сигнал поступает в управление опеки и попечительства», - рассказывает Елена Попова.

О том, что на опекаемых детях не заработаешь, говорят и сами опекуны. По мнению Алены Борисовой, год назад вместе с мужем взявшей из детдома четырехлетнего Женю под опеку, не такие уж большие деньги платит государство, чтобы превратить опекунство в бизнес. Сегодня на содержание детей требуется больше средств, а если у них проблемы со здоровьем – затраты увеличиваются в разы. «К тому же не так просто взять ребенка в семью. Это же маленькая личность со своим характером, более того – со своими воспоминаниями о прошлой жизни. Нет-нет да вспомнит малыш свою биологическую маму, бабушку, и как ему объяснить, что он им не нужен. Остается одно – изо дня в день доказывать свою любовь к нему. Такую работу никакими деньгами не измеришь», - делится Алена Александровна.

Усыновление – процесс долгий

Так почему же тогда детей чаще берут под опеку и значительно реже усыновляют? В прошлом году, к примеру, под опеку взяли 128 детей, а усыновили 28, за восемь месяцев текущего года опекунство оформили 90 семей, а усыновление – 20. Не потому ли так разнятся цифры, что усыновителей приравнивают к обычным родителям и не оказывают им государственной поддержки? Лишь те семьи, где доход ниже прожиточного уровня, могут получать ежемесячно 5 200 рублей.

Опекуны, как известно, являются лишь законными представителями ребенка, но не вправе изменить его персональные данные в свидетельстве о рождении. Зато опекаемый ребенок получает льготы при поступлении в вуз. Если же ребенка усыновили, то государство считает, что это ваш ребенок, а значит, вы несете за него такую же ответственность, как обычные родители.

Как говорит Елена Попова, детей больше берут под опеку потому, что специалисты управления министерства соц. развития, опеки и попечительства Иркутской области по Братску ведут огромную работу по устройству ребятишек, оставшихся без попечения родителей, в семьи родственников. По большей части опекунство оформляют бабушки и дедушки, чьи дочери или сыновья не справляются с воспитанием своих детей или умерли. Кстати, из 454 детей, получающих пенсии по потере кормильца, только 58 – круглые сироты.

Опекунство оформляют чаще, чем усыновление, еще и потому, что процедура проще. В первом случае вопрос решается в управлении по опеке и попечительству, во втором же только через суд по месту проживания - для российских граждан и через областной суд - для иностранцев. Прежде чем усыновить ребенка, потенциальные родители приходят в отдел опеки и попечительства, собирают пакет необходимых документов, получают заключение, что могут быть кандидатами в усыновители, подбирают в одном из социальных учреждений себе ребенка, после чего с исковым заявлением вместе с представителем отдела обращаются в суд, который и принимает решение. Судебное решение вступает в силу только через месяц.

По словам Елены Поповой, суд еще ни разу не отказал усыновителям. Но чтобы его пройти, требуется определенная выдержка будущих родителей и неимоверное терпение работников службы опеки, особенно, если это касается иностранных усыновителей.

Правда, в Братске зарубежные усыновители появляются не столь часто – 4-6 человек в год. Обычно это граждане Италии и Испании, иногда – Швеции и Германии. Чтобы усыновить сироту, им приходится раза три приехать в Россию. Они стараются брать детей до пяти лет, поскольку в таком возрасте дети легче адаптируются в другой стране, легче осваивают иностранный язык. Подписывая бумаги на усыновление, они гарантируют, что ежегодно будут присылать отчеты. Эти отчеты приходят в Иркутский областной суд, в региональный банк данных, а оттуда поступают в Братск. На ребятишек, которых увезли за рубеж, в областном суде семь огромных томов документов, там можно увидеть и фотографии, и все необходимые справки.

Правильный выбор

Как говорит Елена Павловна, сейчас очень много желающих из Барнаула, Москвы, Хакассии, Бурятии и других мест усыновить или взять ребенка под опеку, но главный вопрос – есть ли здоровый малыш? Меж тем здоровые дети сегодня - большая редкость, и в детских домах они не задерживаются. Иностранцы же забирают тех ребятишек, которых не берут россияне, - с отклонениями в здоровье. «Понятно, что не хотелось бы, чтобы наши дети уезжали из страны, но если на чаше весов - жить в семье, где ребенка любят, и жить в детском доме, то выбор естественно падает на семью. Не всякий может взять на себя ответственность лишить ребенка права на семью», - делится моя собеседница.

Что же касается возвращения приемных детей, то такое случается крайне редко – один случай на два-три года. К примеру, бабушка была вынуждена вернуть внука-подростка, с которым никак не могла справиться. Понимая, какая это травма для ребенка, специалисты службы опеки стараются не допускать такого - с потенциальными усыновителями и опекунами работают весьма скрупулезно. «Лично я тружусь в управлении с 2010 года, и за это время ни один усыновитель не вернул ребенка, - рассказывает Елена Попова. – Наоборот, приходят женщины, все светятся от счастья, хвастают, что ребятишки на них очень похожи. Некоторые спустя несколько лет берут второго, а потом и третьего малыша».

Думается, что и ребятишки с такими мамами будут счастливыми. Так надо ли отнимать у них шанс приобрести семью, развивая тему жесткого обращения с детьми в приемных семьях? А кто считал, сколько ребят страдает и погибает в семьях родных? Но это уже тема другой статьи.

Венера ЛИСКИНА, «Братский лесохимик»



ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru


Возврат к списку

 
 

       
ДОБАВИТЬ

  • Статьи
  • Прямая речь