БЕРЕГИТЕ  СЕБЯ!    ЧИТАЙТЕ  «НАШБРАТСК»!    ВСЁ  БУДЕТ  ХОРОШО!

Главная > Новости Братска > Статьи

Они торговали смертью

20.09.2013

Совместный рейд служб госнаркоконтроля и исполнения наказаний (ФСИН) по Братску состоялся 17 сентября, во вторник. Мы стартовали в 19 часов, а закончили уже когда совсем стемнело. Такова специфика подобной работы: нужно застать осужденных дома, а днем их может и не быть.

Осудили их не за детские шалости: незаконный оборот наркотиков, зачастую сопровождаемый их употреблением, влечет за собой уголовную ответственность в виде 15 лет лишения свободы. Но всегда найдутся те, кто тюрьмы избежал. Наличие маленьких детей у женщин, слабое здоровье, первая судимость… Обстоятельств много, и одни получают отсрочку от наказания, другие - условный срок, третьи – ограничение свободы. И ФСИН регулярно проверяет состояние дел в семьях, где живут осужденные. Какой образ жизни они ведут, присматривают ли за детьми, устроились ли на работу. Не только проверить, но и помочь оступившемуся человеку вновь не встать на скользкую дорожку призваны инспекторы. На этот раз в рейд с нами отправилась одна из самых опытных представителей службы исполнения наказаний Валентина Татарникова вместе с двумя другими сотрудниками службы и оперативником госнаркоконтроля. Рейд проходил в частном секторе Падуна. 

- Видите? Кругом видеокамеры, современные звонки установлены. Заборы массивные, да и дома шикарные, - обращает наше внимание Валентина Татарникова.

Дома и вправду роскошные. Правда, прорваться туда непросто: собаки грозно лают, а хозяева не спешат открывать. По улице Песчаной домов, где торговали наркотиками, несколько. Интересно, что наркоторговцы обычно гнездятся целыми кланами по 3-4 дома и занимают довольно большую территорию. Замешаны в этом разные люди: и русские, и, конечно, цыгане. Цыганка и открыла нам ворота в первом доме. Без тени смущении женщина довольно агрессивно дает понять, что никому ничем не обязана… Но представители закона на явную агрессию не реагируют, просто делают свое дело.

- Пришли проверить Федора Ивановича. Как он? Как здоровье? – начинает Валентина Николаевна.
Федор Иванович выглядит ужасно: неуверенная походка, руки дрожат, да и лицо со следами былых излишеств выглядит устрашающе. С виду ему лет 60, недавно перенес инсульт, а попался на наркотиках. Впервые. 

- Не торговал я. А нашел вон там…, - что-то непонятное пытается объяснить мне старик. Но кто ему теперь поверит?

Героиновая мама
У всех, кто погорел на наркотиках, как правило, существует масса отговорок и причин. Но следующая наша героиня отпираться не стала. Рядом с предыдущим домом нас встретила Лена –женщина лет 35-40. Доброжелательная, улыбчивая… Общественность хвалит ее и ее маленькую дочку, которая учится в школе на одни пятерки, так что претензий к ней нет никаких. Просто образцовая хозяйка. Но… она торговала героином. Причем, именно по дороге к ее дому творилось невообразимое: здесь, в переулке, где мы стояли, орудовала банда грабителей, нападавших на наркоманов. Несчастные шли за дозой к Лене, а по дороге их перехватывали и отбирали деньги.

Наркотрафик по-братски
Далее мы отравляемся в переулок Литейный. Здесь уроженец Азербайджана впервые попался на хранении особо крупной партии наркотиков. И снова та же история: шикарный дом, видеокамеры, железный забор. Открыла нам женщина, ее сожителя не оказалось дома. Сама она занимается бизнесом – держит магазин, а мужчина ее ни в чем не виноват – просто попросили передать какой-то пакет.
Оперативник из госнаркоконтроля рассказывает, что схема работы у тех, кто сбывает дрянь, примерно одинаковая. У всех есть свое место и свои функции. Кто-то выступает посредником и передает пакеты, кто-то торгует мелкими дозами, кто-то хранит дома. Наркотики в Братск поступают с западной части России, а туда – из Афганистана. Последние два года в городе появился героин, в общей массе он занимает до 20% поставок. Один чек, или доза, стоит недешево – 500 рублей. Героин сейчас постепенно вытесняет опий-сырец, которого стало значительно меньше, а также метамфетамин или в среде наркоманов – «скорость». 

Главная проблема в борьбе с наркоторговлей – это отсутствие информации. О синтетических, или так называемых дискотечных наркотиках в городе у наркоконтроля вообще крайне мало сведений. О более тяжелых сообщают уставшие от наркопритонов соседи, но все же и этого недостаточно. Количество наркоточек в городе стабильно высокое, и сделать с этим что-то крайне сложно.
- Я не буду рассказывать вам о тонкостях уголовно-процессуальных правил при раскрытии наркоточек. Пусть это будет головной болью нашего государства, - говорит оперативник.

Цыганский Братск
Наш короткий разговор с сотрудником происходит во время переезда на территорию Братскгэсстроя – в удаленные деревянные дома 50-х годов постройки. Оперативники, видимо, решили окончательно меня «поразить» состоянием дел в Братске и показать самые страшные районы города. Им это удалось.
Мы заезжаем в унылый старый двор, и перед глазами встает страшная картина: возле грязной иномарки толпятся цыгане, среди них - подростки, молодые люди – всего человек 10. Они смотрят на нас недобро…
- Лучше с ними не связываться. Затащат в квартиру и потом хоть закричись, - предупреждает меня Валентина Татарникова.
Мы идем в дом – там живет Кристина, ей наказание отсрочили из-за ребенка. Но не успеваем мы переговорить с цыганкой, как в коридор врывается ее муж и начинает задавать вопросы. Кто такие? Зачем пришли? Зачем фотографируете? Инспектор вежлива и спокойна. А нас, молодежь, это сильно раздражает.
- Если видите столь недоброжелательное отношение, лучше пройдите мимо, - говорит Валентина Николаевна после неприятной встречи.
- А почему это? Мы же к ним не лезем? А если они начнут, то вызовем полицию… Они чужие здесь, они торговали наркотиками. Почему мы должны бояться и миндальничать с ними?- говорю в сердцах я и нахожу поддержку среди молодых сотрудников.
Валентина Николаевна скромно улыбается и успокаивает:
- Они – граждане России. Наша работа – направить их на путь исправления. Судить их мы не вправе, их уже осудили, - говорит она.
Но осудили, все же думается мне, не совсем тех, кого надо. У цыган в их темном деле все продумано: если точку раскрывают, то всю вину на себя, как правило, берет женщина. У нее обычно есть несовершеннолетние дети, и значит, никакой тюрьмы не будет. Может быть потом, когда-нибудь…
Впрочем, следующая наша новая знакомая цыганка с красивым именем Рубина торговала по собственной воле, муж ее ни к чему не принуждал, да и мужа у нее, собственно говоря, нет. Но зато есть ребенок, и благодаря ему девушка осталась на свободе.
- А что вы собираетесь делать дальше? – спрашиваю я приветливую и обаятельную Рубину.
- Мы же цыгане…
- Вы уже не цыгане, вы гражданка России, а в России женщины работают, - говорю я.
- Да куда я пойду? Неграмотная я, писать и читать не умею… - признается девушка.
Неграмотность в этой среде – обычное дело. Инспекторы говорят, что образование и не приветствуется в цыганских семьях, особенно среди женщин. И значит, Рубина, как и сотни других девушек, будет искать незаконный способ заработка, и наркоторговля на сегодня – один из главных способов выжить для них.

И среди пенсионеров бывают наркоторговцы
С цыганами все понятно, но вот как понять то, что следующей и последней фигуранткой нашего рейда оказалась обычная российская пенсионерка? Для меня это было настоящее открытие и шок. Женщина примерно 60-ти лет, с добрым взглядом… Что ее затянуло в этот ад?
- Торговала гашишем. Нужны были деньги на операцию на ногах. А теперь вот деньги ушли на адвоката, - иронически замечает она.
- Но вы же знали, чем занимаетесь? Мне так это странно…. По возрасту вы, как моя мама… Даже страшно предположить, что она бы могла пойти на такое, - вступаю я в диалог.
- Вашей маме повезло, и я рада, что ее ничто подобное не коснулось, - говорит пенсионерка.
Оперативники подмечают, что пенсионеры также нередко бывают вовлечены в наркоторговлю чуть ли не мошенническим образом.
- Читаю объявление в газете: «Работа на дому. Зарплата хорошая». Те, кому нужны деньги, – вовлекаются. Им наплетут всякие небылицы: что это безопасно , что наркотик не вредный, что в полиции все схвачено… Некоторые покупаются. А потом – вот такой позор на старости лет, - говорит оперативник.
По-разному люди входят в бизнес: кто-то добровольно, кого-то обманом втянули. Но суть от этого не меняется – они торговали смертью. Вот только в том, что они действительно наказаны и раскаиваются, я после рейда почему-то не уверена…

Елена КУТЕРГИНА, «Братский лесохимик»
Фото автора



ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru


Возврат к списку

 
 

       
ДОБАВИТЬ

  • Статьи
  • Прямая речь