БЕРЕГИТЕ  СЕБЯ!    ЧИТАЙТЕ  «НАШБРАТСК»!    ВСЁ  БУДЕТ  ХОРОШО!

Главная > Новости Братска > Статьи

Психиатрический диагноз общества

21.11.2013

Тема оказания психиатрической помощи населению на прошлой неделе остро прозвучала на региональном уровне. В число проблемных территорий, где такая помощь не всегда оказывается своевременно, попал и Братск. Как обстоят дела в городском психоневрологическом диспансере, почему люди сходят с ума и что делать родственникам, если их близкий человек нездоров?

Дела – хуже некуда
На прошлой неделе уполномоченный по правам человека Иркутской области Валерий Лукин объявил о критическом состоянии ряда учреждений для содержания людей с психиатрическими заболеваниями и настоял на закрытии одного из них в селе Александровское Боханского района, а также озвучил цифру, необходимую для приведения учреждений в порядок – 2,5 млрд рублей. То, что интернаты, а также диспансеры, где проводится лечение данной категории больных, находятся не в лучшем состоянии, признал и министр здравоохранения Иркутской области Николай Корнилов.
- Состояние психиатрической помощи – это беда министерства здравоохранения. В больницах региона практически нет условий для лечения пациентов: существуют проблемы с лекарственным обеспечением, питанием больных. Нужны серьезные финансовые вливания, минздраву требуются дополнительные средства на эти цели, но именно дополнительные, а не заставлять министерство забирать деньги с других статей. Для решения проблемы нужны кардинальные меры, - считает Валерий Лукин.
- Психиатрическая медицинская помощь в Иркутской области оказывается в самостоятельных специализированных областных учреждениях здравоохранения (Иркутск, Ангарск, Усолье-Сибирское, Братск, Черемхово, Тулун, Усть-Илимск, п. Усть-Ордынский) или филиалах, расположенных в муниципальных образованиях Иркутской области. Во всех требуется ремонт, обеспечение необходимым медицинским оборудованием. Также нужно укомплектовать больницы врачами-психиатрами, психотерапевтами, медицинскими психологами – подтверждает руководитель минздрава Николай Корнилов.
Он добавил, что конкретно в Братске очередь на прохождение судебно-медицинской экспертизы вообще составляет 1,5 года. В Братском областном психоневрологическом диспансере сообщили, что очередь на медико-судебную экспертизу сложилась в связи с увольнением двух сотрудников, третий находится в отпуске, и в настоящее время обследования проводят командированные врачи из областного центра. Полноценную работу экспертиза начнет с января 2014 года. В настоящее время готовятся занять высвободившиеся вакансии два сотрудника.
По-прежнему остро стоит проблема и с местами в специализированные учреждения, очередь в них растянулась на годы, сейчас в регионе нуждаются в путевках в психоневрологические интернаты около 150 человек. Как сообщили в министерстве социального развития, опеки и попечительства Иркутской области по Братску и Братскому району, ежегодно только братчанами эта очередь пополняется на 10-15 человек, при том, что на нашей территории подобных учреждений нет, а путевки приходят крайне редко: иногда за год не высвобождается ни одного места.
В Братске работает единственный психоневрологический диспансер, в котором по медицинским стандартам человек может находиться на стационарном лечении не дольше 90 дней. Но люди живут здесь годами и десятилетиями. О серьезности проблемы говорят все сотрудники учреждения, но выбрасывать на улицу больных людей, от которых зачастую отказываются самые близкие люди, они не могут.
- Наш диспансер состоит из четырех отделений: двух острых – мужского и женского, отделения пограничных состояний и наркологического. На постоянном лечении у нас находятся 92 человека в женском отделении, 90 – в мужском, 50 – в отделении пограничных состояний. Более 20 человек нуждается в переводе в специализированные интернаты на постоянное содержание по социальным показаниям, - рассказывает и.о. главного врача Братского областного психоневрологического диспансера Оксана Михайлова.
Социальные показания – это когда человек полностью дезадаптирован. Не приспособлен к жизни в обществе, при этом у него либо нет родственников, либо они уклоняются от обязанностей по уходу за своим близким человеком. Но направить их некуда, поскольку в интернатах нет мест. И люди остаются здесь – в непредназначенных для длительного содержания условиях. Показатель смертности среди пациентов в учреждении, к сожалению, достаточно высок.

Обыкновенный цинизм
Как отмечает Оксана Михайлова, то, что касается психических заболеваний, так или иначе связано с социальной неустроенностью людей.
- Психические заболевания в обществе молодеют. Социальная неустроенность, отсутствие достойной работы, личные, семейные проблемы, одиночество… Одни душат проблемы алкоголем, другие впадают в депрессии, страдают невротическими расстройствами, неврозами, неврастенией… Такие заболевания сегодня превалируют. Также помолодела и шизофрения, - говорит Оксана Михайлова.
Кстати, Братский психдиспансер производит достаточно хорошее впечатление насколько это вообще возможно, учитывая его специфику. Чистое, ухоженное учреждение, где пациенты одеты, накормлены, опекаются вполне деликатными сотрудниками, и только привязанные к рамам панцирных сеток люди напоминают о том, как непросто здесь соблюдать баланс в отношениях со столь специфичными больными.
Попав в такое спецучреждение, человек получает психотерапевтическую помощь, медикаментозное лечение, но его основная проблема – ненужность в обществе – никуда не исчезает. Сотрудники диспансера с грустью и разочарованием отмечают, что цинизм родственников в отношении таких людей просто шокирует.
- Родственники оформляют опекунство, пользуются пенсией, пособиями по инвалидности, но забирать домой или хотя бы навещать своих близких не спешат. Если они и звонят, то чаще всего спрашивают: «Подписал доверенность или нет?». О том, как здоровье, как дела, здесь не спрашивают, - говорит и.о. заведующей мужского отделении диспансера Алена Климова.
В сентябре этого года на глазах у сотрудников диспансера семейная пара подкинула свою больную мать 1938 года к порогу учреждения: люди высадили бабушку из машины и уехали.
Привлечь к ответственности таких родственников медики и социальные службы, к сожалению, не могут. Хотя инициативы о введении закона, обязывающего детей содержать своих родителей, периодически озвучиваются властью. Но пока о больных, старых, нуждающихся, судя по всему, позаботиться в полной мере не могут не только близкие люди, но и само государство. Хотя в прошлом году в Осинском районе был впервые за много лет открыт специализированный интернат для людей с психическими расстройствами. Тем не менее, большинство учреждений вообще надо закрывать, или проводить там глобальную реконструкцию.

Как стать опекуном?
Конечно, далеко не все родственники выбрасывают своих родителей, детей, братьев, сестер на улицу или спешат упечь их в психиатрическую клинику. В министерстве соц. развития отмечают, что в Братске и районе есть люди, которые опекают больных в домашних условиях. И если бы не такое домашнее содержание, то очередь в интернаты, наверное, не в 130 человек, а растянулась бы на тысячи. Но для тех, кто решился на такое нелегкое дело, как самостоятельный уход, государством также предусмотрено не слишком-то много привилегий.
Начинаются мытарства с процедуры оформления опекунства.
- Изначально нужно обратиться к нам за консультацией. Затем подключаются медики, эксперты. Решение об опекунстве принимает суд. На экспертизу человек отправляется в Иркутск. Все анализы, исследования, сбор документов и принятие решения занимает 3-4 месяца, - рассказала ведущий специалист-эксперт отдела опеки и попечительства министерства социального развития региона по Братску и Братскому району Анна Белых.
В настоящее время подобную процедуру проходят около 30 человек, с учетом не только людей с психическими расстройствами, но и других категорий. Это немного, учитывая, что по статистике к категории душевно больных относится до 15% населения. Правда, не всех больных берут в интернаты, есть и противопоказания, например, склонные к суициду не получат такой путевки. Что делать родственникам в подобной ситуации, остается только догадываться.
- Специфика некоторых расстройств такова, что люди не выходят из дома, они не на виду. Многие одиноки. У них нет родственников. Поэтому мы призываем соседей не быть равнодушными, если вы видите, что человек нуждается в помощи, придите на консультацию в наш отдел, - говорит Анна Белых.
Она отмечает, что опекунами становятся не только родственники, но и знакомые, соседи, волонтеры. Хотя им это не приносит никаких материальных благ – за оказание опекунской помощи вознаграждение не предусмотрено.

Просите и вам помогут
Впрочем, для поддержки людей, которые решились самостоятельно ухаживать за своими близкими, знакомыми, нуждающимися в опеке, в министерстве соцразвития созданы хорошие условия. Уже несколько лет работает комплексный Центр социального обслуживания населения Братска и Братского района. Здесь готовы оказать помощь и поддержку любой категории нуждающихся, в том числе и с психическими расстройствами. Центр имеет 11 отделений – восемь в Братске и три – в Братском районе. В настоящее время на социальном обслуживании в учреждении находится 1250 человек – это разные люди, в том числе и с психическими заболеваниями. Оказываемые услуги – платные, но не слишком дорогие – в среднем от 150 до 750 рублей. Также предоставляются услуги сиделки, один час работы стоит 95 рублей.
- Мы обслуживаем на только одиноких людей, наличие опекуна не является причиной дл отказа в помощи, мы готовы поддержать всех, кто нуждается в помощи. Очереди на оказание услуг в Центре нет, несмотря на большое количество клиентов, - отметила и.о. директора комплексного Центра социального обслуживании Елена Гусейнова.
О готовности организовать осмотр и назначить лечение на дому заявляют и в Братском психоневрологическом диспансере. Здесь никому не откажут. Главное всем нам не оставаться равнодушными к тем, кто больше всего нуждается в помощи и защите. 

Елена КУТЕРГИНА
Фото Валерия ПАВЛОВА
«Братский лесохимик»


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru


Возврат к списку

 
 

       
ДОБАВИТЬ

  • Статьи
  • Прямая речь