БЕРЕГИТЕ  СЕБЯ!    ЧИТАЙТЕ  «НАШБРАТСК»!    ВСЁ  БУДЕТ  ХОРОШО!

Главная > Новости Братска > Статьи

Вера сильнее неволи

28.02.2014

Заключенный из Братска стал призером всероссийского конкурса иконописи. Смотры деятельности православных общин в исправительных учреждениях «Не числом, а смирением» проводятся уже много лет в рамках сотрудничества Федеральной службы исполнения наказаний и Русской Православной Церкви. Награду для Дмитрия Гаврикова и православной общины СИЗО-2, где он отбывал наказания, доставил из столицы епископ Братский и Усть-Илимский Максимилиан. Но вот с вручением ее адресату вышла заминка…

Награда не нашла героя

С грамотами и подарками в СИЗО-2, пригласив с собой и автора этой статьи, отправился протоиерей Андрей Огородников, настоятель городского храма Всех святых, в земле Российской просиявших. Он долгое время в одиночку окормлял все пенитенциарные учреждения (а проще говоря, места лишения свободы) нашего города и района. Сегодня ему помогают отцы Евгений Сумин и Александр Немеров, они посещают вихоревские колонии. А следственный изолятор так и осталось за отцом Андреем. Еще до поездки отец Андрей узнал, что встретиться с Дмитрием Гавриковым нам не удастся. Оказалось, что вскоре после подачи свой работы на конкурс он был освобожден - миновала половина срока и получив хорошую характеристику администрации, суд счел возможным отпустить его на волю условно-досрочно.

- Я езжу по тюрьмам уже около двадцати лет и вижу такой факт: те, кто действительно приобретает веру в Бога, получают поддержку свыше, - рассказывал мне отец Андрей по дороге в поселок Чекановский, на окраине которого и расположен СИЗО-2. – Помню одного заключенного, который сидел под следствием за сбор цветмета. Он молился утром и вечером, читал Библию. Постепенно все его сокамерники потянулись за ним. А затем один за другим оказались на воле: кого отпустили за недоказанностью вины, кого – за истечением срока давности, кого – за примирением сторон. Видно, Господь дал им еще один шанс на исправление.

Ученье – свет, творчество - отдушина

В следственном изоляторе нас встретила приятная женщина, строгая синяя форма и погоны которую, кажется, совсем не портят. Лина Злобицкая здесь главный воспитатель – за двадцать лет службы в системе она прошла путь от рядового воспитателя до руководителя отдела по воспитательной работе с подозреваемыми, обвиняемыми и осужденными. На ее плечах как раз то, чего ждут от мест лишения свободы обычные граждане – исправление преступника. Достижимо ли это? Очевидно, что перевоспитать можно не каждого. Но Лина Сергеевна с сослуживцами делают все, что в их силах.

протоиерей Андрей Огородников, Андрей Волхонский и Лина Злобицкая

С подозреваемыми и обвиняемыми работать сложно, признает Лина Сергеевна. Во-первых, суд пока не признал их вину и они вроде как и не преступники. Во-вторых, в разных камерах могут содержаться подельники, которым нельзя давать встречаться. Также нельзя собирать вместе мужчин и женщин, взрослых и малолетних арестантов. С этими заключенными приходится работать индивидуально.

А вот с осужденными работа строится гораздо разнообразнее. Да, не удивляйтесь, в следственном изоляторе содержатся не только подозреваемые. Уже признанные виновными отбывают свой срок в так называемом хозяйственном отряде СИЗО: трудятся в котельной и прачечной, готовят в столовой и убирают территорию. Они относительно свободны в своих перемещениях до наступления вечера. Их собирают группами для просмотров фильмов или, например, встреч с интересными людьми. Так, перед началом нынешней Олимпиады в изолятор приглашали ветеранов братского спорта. В канун больших православных праздников приезжает батюшка, беседует, исповедует желающих.

Еще при СИЗО-2 уже несколько лет действует вечерняя школа. Заключенные моложе 30 лет и не имеющие законченного среднего образования, не просто вправе - обязаны учиться. Каждый вечер кроме воскресных и праздничных дней к ним приезжают преподаватели одного из городских техникумов. Только в прошлом году здесь вручили семь аттестатов о полном образовании и четыре – об окончании 9-ти классов. Кстати, они обычного образца, без каких-либо пометок о том, в каких стенах получены. Сейчас в школе 16 учеников.

Именно заключенные хозотряда принимают самое активное участие в творческих конкурсах. А их на общероссийском уровне проводят несколько: конкурс вокалистов «Калина красная», конкурс живописи и конкурс иконописи «Канон».

- Уговаривать поучаствовать не приходится, - говорит Лина Сергеевна. – Обычно всегда есть кто-то, кому это на самом деле интересно. Дмитрий Гавриков, к примеру, рассказывал, что рисовать любил с детства. И хотя у него не было специального образования, видите, каких результатов добился – аж второго места на общероссийском конкурсе.

Экскурсия по изолятору

теплицы на территории СИЗО-2

Говорят, за вдохновением экс-заключенный приходил в молельную комнату. Она оборудована прямо в блоке хозотряда. Здесь иконописец мог и помолиться, и посмотреть образцы иконописи.

Как выглядит храм в таких местах, мне показал начальник хозотряда Андрей Волхонский. По пути, проходя из одно корпуса изолятора в другой, замечаю две довольно большие теплицы. Оказывается, с ранней весны до поздней осени здесь выращивают овощи и зелень, которая поступает на столы заключенных. В прошлом году использовали только одну теплицу, в этом году собираются задействовать и вторую. Справляется со всем один осужденный.

А вот и хозблок. Рядом со входом симпатичная деревянная беседка. Выясняется – курилка. Внутри корпуса нас встречают приветливыми улыбками обычные мужчины. Будь они без робы не догадаешься, что преступники. В глазах ни озлобленности, ни удрученности.

заключенные хозчасти перемещаются по СИЗО относительно свободно

Пока идем по первому этажу успеваем посмотреть спортзал с тренажерами, библиотеку, актовый зал, душевую...

библиотека хозотряда СИЗО-2

спортзал хозотряда СИЗО-2

спортзал хозотряда СИЗО-2

и комнату отпускников. Оказывается, работающие заключенные тоже раз в год получают отпуск. На волю их выпускают редко (хотя закон и предусматривает такую возможность при определенных условиях), но отдельный режим с более поздним подъемом и отбоем обеспечивают. В комнате отпускников всего две кровати (в обычной камере - едва ли не десять), здесь можно хоть целый день лежать, спать и читать.

комната отпускников

Неподалеку на стенде информации вывешен график отпусков заключенных на год вперед. Здесь же даты долгосрочных свиданий – родственникам разрешают приехать и прожить с заключенным три дни. Для этого тоже оборудованы специальные комнаты, но уже в другом корпусе.

на информационном стенде

Заглядываем и в дверное окошко обычной камеры. Видим спящих. «Болеют?», - строю догадки я, ведь часы показывают полдень. «Нет, спят после работы, - объясняет мой провожатый. – У нас и ночные смены есть: в котельной, например, в столовой тоже. Приготовили для всех завтрак и теперь отдыхают».

после ночной смены

На стене замечаю интересный прозрачный ящик «Для писем и обращений». Настораживаюсь: «Жалуются?». «Нет. Хотя каждый день он наполняется, - отвечает Андрей Вячеславович. – Подают прошения об отпусках, свиданиях, телефонных звонках. Законом предусмотрено, что заключенный должен изъявить свое желание письменно».

начальник хозотряда Андрей Волхонский

Поднявшись на второй этаж успеваем посмотреть еще столярную мастерскую. Здесь заключенные изготавливают корпусную мебель. В ее качестве мы удостоверимся позже, в кабинете начальника изолятора.

И вот, наконец, молельная комната. Если в храме мы привыкли видеть три помещения: некую прихожую (притвор), сам храм и отделенную от него иконостасом алтарную часть, то молельная комната – это действительно одна комната. По стенам развешаны иконы, в уголке несколько полок с духовной литературой.

молельная комната СИЗО-2

библиотечка духовной литературы

Батюшка время от времени здесь служит молебны, доводилось ему и крестить уверовавших. Молельная комната закрывается на замок. Доступ в нее открыт только в часы, когда у заключенных по графику личное время.

Эффект социального лифта

Впереди самая важная часть визита. Отец Андрей будет вручать начальнику изолятора благодарственные грамоты от Московской Патриархии и подарок для православной общины – напрестольную Библию – это искусно украшенное издание в металлической обложке. Такие обычно читают за богослужением в храмах и хранят на престоле, отсюда и название.

начальник СИЗО-2 Николай Конев и протоиерей Андрей Огородников

Кабинет начальника поражает демократичностью. От коридора его отделяет обычная дверь, нет даже привычной для такого ранга приемной с секретарем. То, что на телефонные звонки Николай Геннадьевич отвечает сразу сам я уже знаю по личному опыту. В общении начальник столь серьезного учреждения оказывается тоже вполне демократичным. Выходец из милицейской системы, Николай Конев уже более десяти лет служит в СИЗО, последние два года – в главной должности.

- Знаете, те, кто возносится над заключенными, считает, что поступать и разговаривать с ними можно как угодно, не задерживается здесь долго, - прихлопнув по своему креслу позже скажет мне Николай Конев. – И те, кто слишком осторожен и боится брать на себя ответственность – тоже.

И вот вручены все подарки и грамоты. Отдельной благодарственной грамоты от епископа Братского и Усть-Илимского удостоена Лина Злобицкая. «Мы с вами трудимся на этом поприще рука об руку около двадцати лет. Я благодарю Бога, что Он послал мне именно такого помощника», - скажет ей отец Андрей.

благодарственная грамота Лине Злобицкой

Напоследок Николай Геннадьевич рассказывает нам о социальных лифтах. Так здесь называют совокупность мероприятий, которые позволяют заключенным вновь стать полноценной частью общества, обрести себя, правильный смысл жизни и суметь встроиться в обычную, а не криминальную жизнь. Это как раз образование, творчество, спорт и труд, конечно. «Работают ли эти лифты?» - задаю закономерный вопрос. «Когда я только пришел в уголовно-исполнительную систему, к нам после освобождения и недолгого пребывания на воле возвращался едва ли не каждый пятый, - отвечает начальник СИЗО-2. – Сегодня – примерно каждый десятый».

«Если бы такую же большую работу, как ведете вы, государство осуществляло и на воле..., - вздыхает отец Андрей. – Без этого ваш труд сизифов, конечно. Но это ваш крест. И на мой взгляд и вы лично, и ваши подчиненные его несете достойно».

P.S. С Дмитрием Гавриковым лично мы так и не встретились. Через администрацию изолятора он передал, что благодарен признанию его таланта и вполне доволен денежным подарком (фонд, поддерживающий конкурс, перевел на счет призера четыре тысячи рублей). Попасть в фокус журналистского внимания он не желает (оно и понятно, ведь о таком прошлом не хочется рассказывать всему свету). А самым главным подарком он считает свое досрочное освобождение. Отец Андрей также заочно передал бывшему заключенному благословение и пожелание не оставлять начатого дела. Речь шла не столько об иконописи, сколько об исправлении...

Марина Андрейчикова



ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru


Возврат к списку

 
 

       
ДОБАВИТЬ

  • Статьи
  • Прямая речь