Главная > Новости Братска > Прямая речь

Сергей Серебренников: «Мы, первое и главное, обеспечили политическую стабильность в городе»

12.01.2016

Сергей Серебренников: «Мы, первое и главное, обеспечили политическую стабильность в городе»

Это странный человек. Или нам он просто кажется странным? У него ведь все было тип-топ на посту мэра Братска (результаты, уважение и даже любовь горожан), но он по просьбе губернатора Мезенцева сорвался и решил попытать себя на выборах в мэры Иркутска. Проиграл с треском и... какое-то время казалось, что выпал из власти, из общественной жизни вообще. Но в Усть-Орде, куда его скоро назначили «рулить» округом, Сергея Серебренникова вспоминают очень хорошо. Не всех, признаемся, так вспоминают там, а он смог это заслужить. И... опять жизненный вираж - он вернулся в Братск, чтобы стать мэром. И стал им. Страшно, страшно разговаривать с таким человеком...

Спасло ситуацию только то, что Сергей Серебренников очень улыбчивый человек. Как и мы...

- Сергей Васильевич, даже как-то неловко спрашивать вас, можно ли нарушить библейскую истину и войти в одну реку дважды. Можно, можно! Вы уже доказали это.

- Ну, это уже, справедливости ради надо сказать, другая вода. Другая обстановка. И второй раз легче - опыт есть.

- Ласты запасены...

- Вот-вот! Ласты, поплавок - на всякий случай.

И мы посмеялись. Дружно.

- Сначала-то я точно в омут прыгнул, в реку с головой. Первое мэрство было очень тяжелым для меня, потому что я же не был управленцем, не был финансистом. Не был специалистом в области экономики. Мне все эти знания и навыки приходилось нарабатывать фактически с нуля. И я действительно приглашал людей и просил объяснить мне бюджетный процесс: что такое налогооблагаемая база и так далее. Потом даже поступил заочно в МГУ и начал писать кандидатскую диссертацию. Она у меня готова, кстати. А не защитился только потому, что меня забрали1 на Иркутск, а защита у меня как раз была на декабрь. Я один раз отложил, второй, а потом проигрыш на выборах, настроение упало, конечно, и я закинул ее... Не хочу возвращаться даже. Пока, во всяком случае.

- А вот вы говорите «забрали на Иркутск»...

- А как по-другому? Если высшее должностное лицо региона настоятельно просит, для меня это сродни приказу. Я так воспитан. Неужели вы думаете, что я так рвался покинуть Братск?

- Ну... До сих пор были такие мысли, были, чего уж греха таить.

- Нет, не рвался. Более того, понимал, что губернатор и его люди выбрали какую-то слишком затейливую схему. Но я понадеялся на тех, кто принимал решения, думал, что они все просчитали, что все правильно. Я же офицер и привык доверять вышестоящим руководителям и людям, которые кажутся более грамотными, компетентными в каких-то сферах специалистами.

- А сейчас на иркутян закончилась обида?

- А ее и не было, по большому счету. Было просто непонимание, оторопь, если хотите: почему так? За что? Меня ведь облили грязью, почти как захватчика. Дескать, не коренной. Чужой. А разве я чужой? Я ведь в Иркутске жил и работал не меньше, чем в Братске. Просто оппоненты использовали этот лозунг, раскрутили тему «чужеродности». И это в принципе неправильно: какое значение сегодня имеет фактор того, что тот или иной человек не родился именно в этом городе? Где набрать только коренных управленцев? Да и зачем? Это же глупость. Если человек специалист, если он работает не за страх, а за совесть, то причем тут место его рождения?

- Ни при чем. Согласны.

- У нас в Братске мы все на равных: и те, кто приехал раньше, и те, кто приехал позже. Братск, в котором раньше было 15 тысяч жителей, стал сейчас чуть ли не 250-тысячным городом. И они все - братчане!

- Да, в Иркутске есть такой «столичный» снобизм, есть: принято бравировать «иркутскостью». Хотя что это означает, что дает городу и самому человеку - непонятно. Да и найти семью, живущую тут на протяжении 5-7 поколений, крайне сложно. Если вообще возможно...

- При этом в аудиториях, где я встречался с избирателями (а у меня, поверьте, было очень много встреч с иркутянами), все наши разговоры и споры чаще всего заканчивались аплодисментами. Люди понимали и одобряли то, что я хотел сделать в Иркутске.

- Вы знаете, сейчас довольно часто приходится слышать от иркутян: мол, а зря мы не дали шанс попробовать Серебренникову...

- Ну что сказать? (Улыбается.) У нас, у нашей команды были серьезные, очень серьезные планы. И при поддержке такого влиятельного губернатора, как Дмитрий Федорович Мезенцев, мы бы многое сделали. Я убежден в этом.

- А не объясните, почему в Усть-Орде у вас все получилось?

- Во-первых, я родом из Аларского района. Коренной как раз (улыбается)! И, во-вторых, я искренне пытался сделать там что-то хорошее. Просто пришел с уровня мэра и мэров очень хорошо понимал. Мне не пришлось их под что-то выстраивать, куда-то агитировать.

- Все шло естественным образом?

- Да. Я занимался раньше рукопашным боем, стилем Кадочникова. Так вот там основной принцип: используй энергию соперника, просто перенаправляя вектор ее действия. Нечто похожее я и делал. И у меня тоже о периоде работы в Усть-Орде, о людях там остались очень, очень теплые воспоминания.

- Говорят, что в Братск вы вернулись по просьбе Сергея Ерощенко... И при этом говорят, что он вас терпеть не мог... Кому верить?

- Знаете, тут нельзя ответить однозначно. На самом деле, когда Ерощенко пришел на губернаторство, у нас не было ни одной встречи. Я был заместителем губернатора на тот момент, дважды попросился на встречу и дважды мне отказали. Тогда я просто встал, забрал трудовую и ушел. Прошло полтора года - и вдруг... Он мне предложил вернуться в Братск. И знаете, что меня подкупило на первой встрече? Состоялся абсолютно доброжелательный разговор. Ерощенко брался разрешить ситуацию, которую создал в случае со мной и с выборами в Иркутске Мезенцев. Это меня подкупило, потому что со сменой фамилии губернатора обязательства высшего должностного лица перед людьми, по моему убеждению, остаются, это вопрос этики во власти. И вот так у нас появился новый виток отношений с Сергеем Владимировичем.

- Даже странно это слышать... Ерощенко такого наворотил во взаимоотношениях с людьми, что ваш случай выглядит этаким «отступлением от правил»!

- Не берусь оценивать бывшего губернатора и причины выбора людей не в его пользу... Знаю только, что решения в этом деле порой принимаются на эмоциональном уровне, а жить приходится потом с реальностью. Быть может, команда Ерощенко что-то не донесла до людей, не объяснила им. А быть может, мой случай действительно не типичен. Одно понятно: давление бизнес-элиты на политику в Иркутске всегда было велико, даже слишком велико. А сегодня в ранг государственной политики практически вводится тезис, что бизнес и политика должны быть разделены. Я был на форуме «Единой России» в Москве...

- Ааа! Вы же единоросс?

- Я руковожу отделением «Единой России» в Братске. Так вот там четкий посыл прозвучал: исключить всякое использование бизнесом властных структур в личных интересах, корыстных интересах, корпоративных интересах. И первым эту работу начал Владимир Путин. Вы же знаете, когда он пришел, он равноудалился от всех и начал выстраивать государственный подход, но, к сожалению, в регионах, на местах это не везде получилось.

- Боюсь, эта вот неудаленность от бизнес-структур к самому Сергею Ерощенко как раз имела отношение в первую очередь. Но Бог с ним... Вы как мэр равноудалены от бизнеса?

- Безусловно. И это один из моих основных принципов. Но не эта проблема в городе главная.

- А какая же главная?

- Самое страшное - поменялись за эти несколько лет люди, поменялось мировоззрение людей, управленцев в том числе. Они стали циничнее, я скажу.

- А жизнь вообще становится циничнее. И стремительно становится...

- Да, вы правы. Когда я уходил из города, он был абсолютно стабильный, развивающийся, перспективный, понятный. Я вернулся вот уже два года как, и … Не могу решить те проблемы, которые возникли в городе. Прежде всего - проблему с автотранспортным предприятием, где нужны просто экстраординарные меры по выводу из кризиса. И - проблему с Водоканалом, который то в частные руки уходил, то потом был возвращен в муниципальную собственность... Мы сейчас разбираемся с этой ситуацией и, думаю, найдем правильное решение. Поддержку большинства горожан я чувствую!

- Ой, боюсь, вы сейчас имеете в виду какие-то жесткие решения... Вы вообще жесткий, наверное, человек?

- В достаточной мере. Мы уже говорили, что любая обстановка, и профессия в том числе, накладывает отпечаток на человека. Есть такой термин как профессиональная деформация. Может, я не совсем деформирован, не успел (улыбается), но да, я бываю жестким. Хотя не скрою, что мне очень жалко некоторых людей, и я готов помочь каждому.

- А к себе вы бываете жестким? Зарядку вот, например, делаете по утрам?

- Честно (улыбается) - зарядку по утрам не делаю...

- Агаа!

- Я прихожу с работы и силовую нагрузку даю вечером. Не слушайте никого, это неправильно - напрягать организм утром, когда он полностью еще не проснулся. Утром можно делать только разминку, причем самую легкую.

- То есть вы не ортодокс? Пытаетесь понять смысл того или иного действия, найти оптимальное решение... А с людьми умеете договариваться?

- Умею. Это очень важно уметь. И мы приняли для себя форму работы, принятия решений. Личные амбиции надо просто убрать, если они мешают, и руководствоваться только интересами дела, интересами города. И пусть это звучит громко - это так. Если какие-то серьезные решения, мы собираемся и выслушиваем каждого. Обсуждаем до деталей, до нюансов. Но решение окончательное, конечно, за мной. Как и ответственность вся - на мне.

- Что тогда вы можете записать в плюс своей команде и себе за время вашей деятельности на посту мэра?

- Не знаю, надо ли что-то тут записывать (смеется). Пусть сами братчане запишут, если сочтут нужным. Но мы, первое и главное, обеспечили политическую стабильность в городе. Ушел известный конфликт ветвей городской власти.

- А куда он делся? Депутаты Думы те же остались?

- Не те же. Всего четверо их осталось из прошлого созыва. Очень большая ротация произошла. Кстати (это я хочу отметить особо), братская городская Дума единственная в Иркутской области, которая выбрана по смешанной системе: у нас часть депутатов избиралась по одномандатным округам, а вторая часть сформирована по рейтингу политических партий. Поэтому там представительство пяти политических партий.

- Та самая демократия?

- Абсолютная демократия. Единороссов у нас 16 человек, коммунистов - двое, из ЛДПР - трое, один беспартийный, и ещё партия «Родина» одним человеком представлена.

- Как же они договариваются?

- Вы знаете, я сам переживал по этому поводу, ведь все стратегические решения принимаются двумя третями, а для этого нужно 17 человек из 25. Но за прошедший год у нас не было ни одной ситуации, когда бы мы не смогли найти консенсус и не приняли нужное для города решение. Не было такого! На уровне комиссий, изучения, слушаний - да, есть споры, есть вопросы и порой много, но когда выходим на решение в Думе - у нас все получается. Я работой с депутатским корпусом абсолютно удовлетворен.

- Что, и взаимоотношениями с коммунистами?

- Совершенно. У нас есть такой депутат от КПРФ Ирина Рычкова, старейший депутат, до этого она была депутатом Законодательного Собрания области. И когда Сергей Левченко был депутатом Государственной Думы, она рассказала ему, что в Братске у каждого депутата есть свой бюджет, и из этого бюджета реализуются наказы избирателей, - он не поверил. На следующий год у нас в сумме запланировано на это 26 млн рублей.

- Кстати, рассчитываете на понимание ваших проблем со стороны нового губернатора? В Братске неоднозначно все было, скажем так, в эти годы...

- Я так это все понимаю... Если губернатору интересен Братск - значит, мы все лишнее из контекста взаимоотношений уберем и будем нормально работать. Я, как мэр, в такой работе крайне заинтересован: город сегодня в одиночку не может двигаться дальше, развиваться. Даже выжить, по-большому счету, трудно будет, потому что система бюджетных отношений, которая сложилась за последнее время, серьезно осложняет эту жизнь. Мы - город-донор, который производит каждый четвертый рубль в области, находимся на 13 месте по бюджетной обеспеченности. Позор, правда? А ведь надо учитывать, что наш город по площади даже больше многих региональных центров - таких, допустим, как Хабаровск или Красноярск. А это значит, что содержать инфраструктуру, ремонтировать сети и вообще благоустраивать город вдвойне затруднительно, затратно. Мы надеемся на понимание региональной власти в этом вопросе!

- Но и сами не сидите сложа руки? Как мы надеемся...

- Конечно. Мы сегодня на первом месте по объемам переселения людей из ветхого и аварийного жилья, например. В Братске надо за три года построить 150 тысяч квадратных метров, чтобы окончательно решить проблему. Эта программа рассчитана до 2017 года, и для ее реализации по миллиарду рублей в год надо осваивать.

- Как себе видите 2016-й?

- Трудным. Мы все видим, что происходит в стране, в мире. Конечно, в голове куча планов, но без денег ничего не сделаешь. В следующем году многое будет урезано, хотя основное, необходимое для города и горожан мы, естественно, сделаем, выполним, и тут волноваться нет причин. Просто хочется чуть-чуть шагнуть вперед, хочется развиваться. Мы стараемся попасть во все федеральные и региональные программы (в том числе на основах долевого софинансирования проектов), нацеленные на решение проблем в самых различных сферах жизнедеятельности города. Сегодня мы уже в 20 программах участвуем. 331 млн рублей составляет наша доля софинансирования в них, и миллиард с лишним мы от этого получаем, то есть на каждый вложенный рубль мы 3-4 рубля получаем в город. А как иначе? Это самая действенная формула привлечения бюджетных средств.

- Мы слышали, несколько лет назад, еще в ваше прошлое управление городом, Братск победил во всероссийском конкурсе на самый благоустроенный город с численностью жителей до 300 тысяч человек, а там ведь неплохие призовые?

- Да. Призовой фонд был 60 млн рублей. Но сегодня, к сожалению, такой номинации нет в этом конкурсе, а жаль (улыбается). Мы бы с удовольствием воспользовались такой возможностью пополнить нашу казну. Но есть другие возможности. Для этого нужно создать соответствующий инвестиционный климат. Мы работаем над этим активно. Каждого предпринимателя спрашиваем, что ему нужно, чем помочь. Стараемся настроить людей, даем понять, что их инициатива, их бизнес-проекты приветствуются...

- А с зарубежными инвесторами получается работать?

- У нас два города-побратима - в Китае и Японии. Китайцы приезжали большой делегацией у нам на юбилей города (Братск на днях отпраздновал свое 60-летие.- Прим.ред.). И в ее составе были бизнесмены. Плюс этой осенью у нас в гостях была консульская делегация во главе с Генеральным консулом КНР. Мы уже разговаривали, и еще будем разговаривать, о совместных проектах на территории города. Перспективы для этого хорошие. Мы готовы к этому: у нас есть свой инвестиционный паспорт в электронном виде, на городском сайте выставлен - на трех языках, между прочим. С японцами труднее, но зато мы сейчас ведем переговоры с Южной Кореей. Очень интересный проект, причем это инициатива корейцев. Мы уже обменялись первыми письмами, и корейцы заверили, что хотят с нами работать! Что ж, будем работать!




Возврат к списку


Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

 
 

depdnevnik.jpg



       
ДОБАВИТЬ