Главная > Новости Братска > Прямая речь

Мы – это люди этого места

07.11.2013

Мы – это люди этого места

В выходные дни в гостях у братчан побывала Анастасия Яровая – журналист, писатель, а с недавнего времени – издатель из Иркутска. В Братск Анастасия приехала не просто так – в зале Центральной городской библиотеки она встретилась с начинающими журналистами и провела для них мастер-класс, а потом прошел ее творческий вечер в кругу любителей литературы.

Я познакомилась с ней, как обычно читатель и знакомится с автором – заочно, через ее книгу «Берег человека». Во время прочтения книги Анастасия представлялась мне обычной с виду женщиной: невысокого роста, интеллигентная, но не лишенная некоей доли мальчишеского удальства, серьезная и в то же время – с юморком, простая в общении, такая искренняя и такая глубокая в своих книгах. И честно говоря, идя на первую очную встречу, я очень боялась разочароваться, увидев перед собой этакую расфуфыренную матрону или мнящую себя мэтром прозаического жанра даму с высокомерно задранным носом… К счастью, она оказалась в точности такой, какой и представлялась мне.

Она считает, что случайности в жизни – не случайны, и все происходит так, как нужно, и тогда, когда человеку это нужно. А потому живет, просто впитывая в себя мир и впечатления от того, что видит. Ее книги – это зарисовки с натуры и из души. Этим они и близки читателю – каждый находит в них что-то близкое именно себе, своей душе, своему сердцу. И я просто не могла упустить такое знакомство, а после знакомства поняла, что не могу держать все, что было переговорено с ней, в себе. А потому – придется и вам, друзья, познакомится с этой удивительной женщиной.

- На Ваш взгляд, отличается как-то провинциальная журналистика от столичной?

- Я думаю, да, но… Для того, чтобы ответить на этот вопрос нужно четко представлять себе московские СМИ. По умолчанию почему-то считается, что столичная журналистика качественнее провинциальной, а провинциальность – это некий показатель второсортности. Я все же думаю, что это не так. Московская журналистика нам очень много диктует, и при этом не самого лучшего. Сейчас одним из критериев качественной хорошей журналистики является скорость. Интернет в этом плане предоставляет нам колоссальные возможности. Произошло событие – через пять минут информация о нем уже в интернете. Но пока в подавляющем большинстве случаев скорость не дает качества. Через несколько часов после события у тебя будет более глубокий взгляд на произошедшее, но не будешь же это постить в комментарии под новостью. А потому скорость не дает времени для осмысления события.

- Многие сейчас расстраиваются, что подростки и дети не читают книг…

- А мы с этим ничего не сделаем. Мой старший ничего не читал, и для меня это было трагедией. Как так? У папы с мамой филологическое образование, всегда читали книги, а он – ни в какую! «Мама, я школьную программу прочитал. ЕГЭ тебе сдал. Что ты еще от меня хочешь? Я не буду читать! Не буду!» И я расстроена до сих пор по этому поводу. А со средним сыном получилось по-другому. Он начал читать (я имею в виду чтение как удовольствие) во втором классе. Я его отправила на дачу к своим родителям. Он приезжает и: «Мама! Ты не представляешь! Я нашел такую книгу! Ты должна ее прочитать! Ты должна ее прочитать!» И достает «Золотого теленка». И тут Остапа понесло, что называется! Сейчас он открыл для себя Алана По. Маленький сын (ему 10 лет) сейчас читает, но пока детскую литературу. Хотя в этом возрасте мы уже читали Джека Лондона, и это было нормально и интересно. А насчет тех, кто не читает, я боюсь, что мы не подсадим их на книги. Они привыкли читать дневниковые записи, желательно, чтобы коротко и смешно. Тут встает вопрос качественного чтения.

- Причиной тому, по-Вашему, интернет?

- Интернет вовсе не так плох. Он открывает перед нами массу возможностей. По своему примеру могу сказать, что если бы не интернет, я бы никогда не поехала в Израиль. У меня и мысли бы такой не возникло. Я ничего не знала об этой стране, да мне и незачем это было – меня никогда не интересовал Ближний Восток. А оказалось – что это целая планета! И как средство коммуникации людей. Где можно получить отклик мгновенно, где можно связаться с любой точкой земли мгновенно, - интернет незаменим.

- Так что же читать молодежи?

- Да можно даже не читать, можно слушать. Например, Бродского. Пусть они не все поймут, это не имеет значения. Когда вы читаете или слушаете хорошее слово – оно все равно откладывается. Это как гимнастика для похудения: мы не понимаем, почему надо делать именно эти упражнения, но они помогают. Так же и с чтением.

- Как появилась первая книга «Четыре радуги»?

- Эту книгу я написала в 2008 году. Она про моих детей. У меня трое сыновей. И эта книга – зарисовки и рассказы о том, как мои дети росли и какие у нас с ними были веселости и грусти. В общем, семейная хроника. Там так и написано в подзаголовке: «Жизнь обыкновенной семьи в историях и анекдотах». У нее оказалась неожиданно успешная судьба, ведь издана она была как баловство. У меня день рождения 29 февраля, и я не отмечаю дни рождения в невисокосные годы. Но 2008 год был високосным, и я решила самой себе сделать такой подарок – издала книжку. Первое издание тиражом в 500 штук разошлось в течение двух месяцев, а люди просили еще. И мы с моей знакомой художницей Люсей Дурасовой дополнили главу и переоформили книгу, и в 2009 году переиздали ее.

- Почему Вы не переиздаете другие свои книги, ведь люди просят?

- Как говорит писатель Виталий Диксон, не надо переиздавать старую книгу, всегда лучше написать новую. А старые пусть будут в библиотеках. А кроме того, мои книги легко найти в интернете и прочитать там.

- А Вы писали стихи?

- Да, я даже издала давно одну книжку стихов. Виталий Диксон прочитал ее, сказал. Что все прекрасно и замечательно, но добавил: «Только стихов больше никогда не пиши». И не стала. Стихи – это очень тонкая материя, а я привыкла все-таки работать с прозой, причем не с художественной, а с публицистикой. И, конечно, я не писатель. Точно так же, как наличие бороды не делает человека философом, наличие напечатанной книги не делает человека писателем. В книгах у меня значится «художественно-публицистическая проза», потому что в книгах – уже не чистая публицистика, здесь есть лирические отступления, метафорические ряды, дополнительные линии, которые не приветствуются в журналистике. А стихи – это внутренний камертон, который звучит в соответствии с твоим восприятием мира. А мир – он разный: есть мир-осень, есть мир-любовь… И не все могут донести звучание своего камертона до внешнего мира. Я не могу.

- Как Вы думаете, почему одни хорошие книги расходятся как горячие пирожки, а другие, не менее хорошие и интересные, пылятся у авторов?

- Наверное, это вопрос попадания в целевую аудиторию. Плюс – интригующее название: человек начинает листать, на какой-то странице его что-то зацепило, и книга нашла читателя.

- Для чего вообще нужно писать и издавать книги?

- Наступает какой-то определенный момент графоманства. Вот ты одну книжку сделала, она хорошо разошлась, зачем делать дальше? Зачем были «Игра в ассоциацию» и «Стеклянные шахматы»? Зачем были последующие? Я искала ответ на этот вопрос. Графоманский момент присутствует однозначно. Когда тебя покатило, покатило, и ты не можешь уже остановиться. Есть такой момент увлечения. Но есть и момент большего. В интернете у меня написано в разы больше, чем есть в книгах. Но нет желания издать все, что написано. Но определенные книги издать было нужно. Мы все умрем – это понятно и совершенно нормально. С точки зрения того, что я женщина, есть три дороги, которые вышли от меня – три сына. И мне это важно. Даже если эти дороги прекратятся – и так бывает - я все равно знаю, что сделала, что могла. По старому принципу: делай что должно, и будь, что будет. Но есть что-то еще, кроме этого. Это может быть какое-то слово, которое является важным. Это мне кажется, что оно важно. Да, я могу ошибаться. Но мне кажется, что это слово важно, и мне хочется, чтобы оно осталось. Как это сделать? Это не сделаешь в интернете – большой всемирной помойке, которая будет только разрастаться. У Борхеса есть потрясающий рассказ про Вавилонскую библиотеку. И по Борхесу – книга будет всегда. Как только книга появилась – она уже вписана в эту вавилонскую библиотеку, которая бесконечная, но в то же время конечна. Но есть момент ответственности, который не позволяет думать, что лишь бы была книжка.

- Как вы попали в Израиль?

- А эта книжка и привела меня туда. Она неисповедимыми путями оказалась в Иерусалиме. И меня пригласили туда приехать. А итогом поездки стала книга «Душа 32». Она о том, как я одна, а потом и с моими младшими сыновьями путешествуем по Святой земле. Мы ездили туда не по турпутевке, а совершили обыкновенное паломничество. Мы просто поехали посмотреть Святую землю. Вторым моментом прошлогодней поездки стало издание книги «Душа 32» в Иерусалиме. У этой книги тоже оказалась хорошая судьба. И следом вышла моя книга «Берег человека». Она о разных местах на земле, которые влияют на человека так или иначе. Когда попадаешь в Иерусалим, точка сборки смещается. Так же влияет Венеция, как потрясающий город, один из самых необычных городов на земле. Одним из таких мест для меня является Байкал. Мне очень понравилась Варшава. Мне потом сказали: Тебе понравилась Варшава, потому что ты не была в Праге». Да, я не была в Праге. Но Варшава – поразительный город. И каждый может назвать какие-то свои места, которые на него повлияли. И это необязательно должны быть культовые или знаковые места.

- Какое место в Вашей жизни занимает религия?

- Я в последнее время склоняюсь к экуменизму (прим. автора - идеология всехристианского единства, экумени́ческое движение — движение за сближение и объединение различных христианских конфессий). Мое восприятие в том, что Бог един. Все мои дети крещенные, и живем мы в православном государстве. Но у меня очень сложное отношение к этому вопросу. Я даже опасаюсь говорить на эту тему, потому что не могу сформулировать. Это как с поэзией. Но какие-то базисные моменты – они есть. Вот мы с вами живем в потрясающем месте. И потрясающесть этого места очень хорошо ощущается именно на Байкале. Государство у нас многорелигиозное, но все же – православное, потому что по умолчанию – русское. Здесь же мы – не сказать, что оккупанты и колонизаторы, но по сути русский народ сюда пришел. А те, кто пришли сюда раньше, с Монголии, и стали бурятами – это они местное население. И они – язычники. А восточные буряты – они буддисты. И мы живем на этно-культурном стыке. И религиозном, соответственно: на стыке буддизма, шаманизма и православия. Есть здесь и католичество. И все это сосуществует, и не так, как на Ближнем Востоке: там евреи и арабы – это история, которая никогда не закончится. Война там идет перманентно. А мы живем в согласии. Как я могу сказать, что я человек абсолютно православный, если я с большим уважением отношусь к Байкалу? Это не значит, что я исполняю все их ритуалы, но могу повязать ленточку в дань уважения к месту. И это не противоречит моему православию. Это наша местная особенность, просто потому, что мы – люди этого места, мы здесь родились, и это в нас есть. И Иерусалим дает возможность почувствовать это во всей полноте, как город трех религий.

- В одну из Ваших поездок в Израиль там началась война. Как это воспринимается человеком, который никогда не знал, что такое война?

- Так получилось, что в ноябре прошлого года, когда я полетела в Израиль на презентацию своей книги, мы с друзьями, у которых я остановилась, пошли на базар. Ходим, выбираем овощи, и моя подруга встречает свою знакомую. Они разговаривают, как обычно, знакомая подруги сказала, что там привезли свежую рыбу, и между делом говорит: «Кстати, девчонки, Газу начали бомбить! Сегодня передали. И рыбу не забудьте взять». Я потом спрашиваю у подруги: «Вот она сказала, что Газу начали бомбить… Что это значит?». Она. Продолжая выбирать овощи, отвечает: «Ну, что значит? Война началась. А манго мы возьмем у него». Я удивилась: «Война началась, а ты про манго!». Она совершенно спокойно: «А что? Ну, вот так…» Так же и в этот раз, когда я везла туда книгу «Берег человека». В Сирии ситуация, о которой говорит весь мир, мои родители и друзья кричали: «Куда ты собралась? Сдай билет! Куда ты?» Я звоню по скайпу туда: «Ребята, ну как? Ну что?» - «Ты не переживай, мы взяли на тебя противогаз! Ничего не бойся!» Война там настолько вплетена в будничную жизнь, что уже в порядке вещей. Есть особенности. Например, в каждом доме есть бомбоубежище, где обычно хранят всякую ненужную нужную мелочь, как у нас на балконах. И в такие моменты просто пробегает комендант и говорит, например, чтобы хозяева 16 квартиры убрали из бомбоубежища свои вещи. Не вопрос - они идут и все приводят в порядок. И тут война! Вау, война?! Стали летать над городом самолеты, хотя обычно над Иерусалимом их не бывает, и все летят на север, в сторону Газы. У меня там есть знакомая, живущая в 10 км от Газы, с которой мы никак не могли встретиться – она отдыхает только в субботу, когда отдыхает весь еврейский квартал. А тут началась война, и она мне радостная звонит: «Работу отменили! Приезжайте ко мне в гости!» Знакомые, у которых я остановилась, спрашивают: «Ты поедешь? Не боишься?» Я отвечаю: «Я не знаю! Надо бояться? Не надо? Вы тут живете, вот и оцените степень опасности» И они говорят: «Да поехали! И Катя ждет! Да и в море покупаемся!» Для живущих там война – вопрос обыденности. Когда у тебя над головой летит ракета или трубит сирена – становится неприятно, но это воспринимается как кино.

- Как у Вас появилось свое издательство?

- Мне сама жизнь предложила сделать его. Но я не являюсь издательством в том виде, как его представляют. У меня нет определенного помещения, а с художниками и верстальщиками я работаю на расстоянии. Сегодня для такой работы не нужно иметь помещение и штат сидящих там сотрудников. Когда в Иерусалиме вышла «Душа 32», меня пригласили на презентацию в Иерусалимскую городскую библиотеку. И там я познакомилась с Алексом Резниковым и его супругой. Они – бывшие наши соотечественники, репатриировались в конце 80-х из Украины. Алекс на сегодняшний день является одним из ведущих специалистов в мире по исследованию Иерусалима. В Украине он был журналистом-историком. Но попав на Святую землю, заболел ею, стал собирать о ней информацию и писать книги. У него уже вышло 12 книг по истории города: про улицы Иерусалима, его клады и прочее. И когда я вернулась в Иркутск, наше общение с семьей Резниковых продолжилось по скайпу. Однажды он позвонил и сказал: «Ты знаешь, у меня есть книга. Я собирал 20 лет информацию, в том числе о православных паломниках на святую землю. Евреям такая книга вообще ни к чему, но информация в ней уникальная. И я хотел бы издать ее в России». Я ему говорю: «Алекс, это не ко мне. Чтобы издать книгу в России, Вам надо в Москву или в Петербург». Он мне отвечает: «Я прекрасно знаю, почему я тебе об этом говорю. Я хочу издать ее в России, и знаю, что Москва не Россия. Я хочу издать ее за Уралом, чтобы это было по-настоящему, хорошо, и мне кажется, что ты это можешь сделать». Когда поступают такие предложения, отказываться не хочется. Я видела книгу – он присылал мне ее. Уникальный материал – он и есть уникальный. И в ноябре прошлого года мы решили сделать эту книгу, и начали над ней работать. А в январе он меня спрашивает: «Я писатель?». Я ответила: «Конечно же, Вы - писатель!». Он продолжает: «Ну, и как ты думаешь, моя 13 книга о Иерусалиме должна выйти в ИП «Яровая»?». Я говорю: «Алекс, Вы же понимали, с кем имеете дело. Для Вас же не было секретом, что я никто, я просто журналист…» Он мне: «Ты не понимаешь меня? Ты меня не слышишь? Ты должна сделать свое издательство! Мы даже название тебе придумали: «Настя»!» Я ответила: «Не хочу Вас обидеть, но это не мое». В итоге Алекс с женой меня все же убедили. И книга Алекса стала первым проектом моей издательской деятельности. Автор второй - иркутский журналист Женя Липина. Она очень хороший очеркист, мы с ней много лет были коллегами. И восемь вышло формально.

Ольга Артюхова, специально для «Нашего Братска»

фото автора



Мы – это люди этого места Мы – это люди этого места Мы – это люди этого места Мы – это люди этого места

Возврат к списку


Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

 
 

depdnevnik.jpg



       
ДОБАВИТЬ

  • Народные новости
  • Новости