Главная > Новости Братска > Пресс-конференции online > Сергей Терпугов

Пресс-конференции online

Дорогие нашибратчане!

Давненько мы не проводили онлайн пресс-конференции. А давайте возобновим! Алгоритм оставим прежним: в течение двух недель задаем вопросы, ждём ответы и затем читаем, что получилось.

В этот раз персоной интервью объявляем Сергея ТЕРПУГОВА. Он сравнительно недавно стал главным режиссером Братского драматического театра, поставил спектакль, о котором спорят – «Спокойной ночи, мама».

Братчане – те, кто ходит в театр, - знают его как режиссера («Такой разный Чехов», «Французский поцелуй», «Папа в паутине», «Ужин с дураком»), как актера (перечислять долго – это почти весь немаленький репертуар театра). 

Из года в год он сочиняет и ставит все новогодние представления для детей, руководит молодежной студией «Театр+», которая успешно ездит на фестивали (вот и сейчас собираются) и выходит на большую сцену («Милый Эп» - вы еще не видели?). 

Совсем скоро, 13 февраля, - премьера русско-бурятской комедии «Воздушный поцелуй» в постановке Сергея Терпугова. 

28 февраля – юбилей театра. Тридцать лет!

А в апреле театр и город ждет грандиозное событие – фестиваль театральной молодежи области. И за все это в значительной степени отвечает главный режиссер. 

Так что спрашивайте! 

ОТВЕТЫ ОПУБЛИКОВАНЫ!

Дмитрий:
Зачем все это вам? Работая простым актером, вы делали то что вам говорят. Выполняли указания. Играя роль вы где-то импровизировали. Вы понимали, что за вас будет решены многие вопросы, можно сказать вы были защищены. Сейчас, когда заняли пост главного режиссера все поменялось. Теперь вы управляете, задает темп, несете ответственность. Так зачем все это вам?

Ответ:
- Честно говоря, Дмитрий, в минуты, когда что-то не ладится, посещают такие мысли – о том, что хорошо бы иметь минимум ответственности, максимум свободы. Но, сыграв  главную роль в спектакле «Легкий способ бросить курить», я всерьез задумался о том, для чего, собственно говоря, человек живет. И мне хочется действительно что-то изменить. Мне не хочется должности, власти – мне этого не нужно. Мне реально хочется что-то поменять в театре, поменять в городе. Вот как пишут лозунги  кандидаты на баннерах, что они придут и наведут порядок. А мне не  хочется ничего писать, мне хочется менять. В жизни хотя бы нескольких людей, которые придут на спектакль. Я понимаю, что звучит это немного пафосно, но… Честно – я всерьез задумался над смыслом жизни,  смыслом моей работы. Ну и потом – я же учился не режиссера. Это моя специальность. Она мне нравится.

Марго:
Сергей, Вам снятся сны? Какие?

Ответ:
- Хорошие. И плохие. Самый плохой – когда выходишь на сцену и забываешь текст. И зрители начинают уходить. А ты бегаешь по сцене, что-то пытаешься спасти, а ничего не получается. А зрители уходят, уходят, уходят…    Хорошие сны не все связаны с театром. Снятся и любимые, и родные. Снятся автомобили, поездки в какие-то города, где я бывал и где работал. Больше всего нравятся  сны, когда за мной кто-то гонится. Бежать тяжело, я начинаю подпрыгивать, и прыжки превращаются в полет. Я взлетаю. Лечу высоко – над Советской, к морю и с разбегу врезаюсь в воду…  Ну вот так примерно.

лена:
Пойду на премьеру "Воздушный поцелуй". Что бы вы сказали в напутствие зрителям этого спектакля?

Ответ:
- Нужно отключить мобильный телефон. Постараться отключить мысли о проблемах и погрузиться в атмосферу спектакля. Потому что театр все-таки требует концентрации внимания. Особенно драмы. Это в кино можно сделать крупный план, можно  «разжевать» историю. Фильм можно пересмотреть,  в конце концов. В театре все происходит здесь и сейчас. Если конкретно о «Воздушном поцелуе»… Да просто – идите и наслаждайтесь зрелищем, включайтесь  в него.

татьяна:
есть ли желание вернуть спектакли,которые шли ранее?

Ответ:
- Есть поговорка: новое - хорошо забытое старое. Но я считаю, что лучше поставить новый спектакль, чем восстанавливать старый. Это интереснее, это все происходит в первый раз… Есть, конечно,  спектакли, которые остались в моей памяти – «Старший сын», легендарный спектакль Братского драматического театра. Со школьных лет  был под большим впечатлением от спектаклей «Дядя Ваня», «Без вины виноватые»… Конечно, есть желание, чтобы такие постановки были в репертуаре. Но чаще всего просто нецелесообразно их восстанавливать. И актеров по разным причинам нет, которые в них играли. И время ушло… В одну реку невозможно войти дважды – это относится и к театру.  Так что реальнее поставить два новых спектакля, чем один хорошо забытый старый.

Василина:
А что за фестиваль будет?

Ответ:
- Дело в том, что на протяжении всех 30 лет жизни Братского драматического театра в городе не было ни одного театрального фестиваля. Фестиваля профессиональных театров. Мы поездили по фестивалям разного уровня. Посмотрели. Что-то понравилось, что-то не понравилось. Мы получили опыт. И вот мы решили в юбилейный тридцатый сезон провести фестиваль и пригласить театры Иркутской области – всех городов, где работают профессиональные театры: Иркутск, Черемхово, Усть-Илимск, Братск. Мы представим свой спектакль, надеемся, и Братский театр кукол тоже покажет свой. Мы планируем, что, кроме показов спектаклей, в программе будут бесплатные мастер-классы для ребят из молодежных театральных студий города. Они смогут поучиться актерскому мастерству  у артистов и педагогов разных театров. И побывать на обсуждениях спектаклей с участием театральных критиков. В общем, это будет профессиональный театральный фестиваль, который называется «У Братского моря» имени Геннадия Павловича Михасенко - нашего выдающегося писателя-братчанина, нашей гордости. У каждого города есть своя гордость, а мы в Братске не особо знаем своих героев. В Иркутске – Вампилов, Распутин. В Черемхово – Гуркин. А в Братске – Михасенко, по произведениям которого сняты фильмы, поставлены спектакли в разных городах. И мы считаем, что он – личность и величина общероссийского уровня. И поэтому фестиваль будет носить его имя.  И имя нашего уникального моря – Братского. Мы надеемся, что фестиваль станет  традиционным и будет проходить хотя бы раз в два года. В Иркутской области нет фестивалей молодых профессионалов. А именно молодым артистам очень важно выезжать, быть замеченными и развиваться. Помню – когда я только пришел в театр и снимали сюжеты для телевидения, я сидел и думал – ну я хоть где-нибудь там мелькну? Очень важно быть замеченным молодому актеру. Это не ведет к звездной болезни, это дает стимул расти. Похвала, поощрение очень нужны артистам. Это дает новые силы. Аплодисменты, признание зрителя – это основное, для чего актер работает в театре. Есть хорошая песня театрального капустника – «А что актер несет домой?». Пироги несет пирожник, сапоги несет сапожник, а что актер несет? В этой песне вопрос остается открытым. Ну, наверное, все же  - позитив,  творческое настроение, – если он, конечно, признан зрителем, любим. У нас есть в Иркутской области театральное училище, но процентов 80 его  выпускников стараются уехать в  более крупные города, в центр. И фестиваль для поддержки театральной молодежи Иркутской области очень нужен, чтобы молодые актеры были на слуху, чувствовали себя востребованными в масштабах целой области. А где еще быть фестивалю для молодых, как не в Братске – городе, построенном молодыми людьми?

Татьяна:
Сергей Александрович, вы когда-нибудь ставили спектакль по пьесам от неизвестных и начинающих авторов, если быть точнее ''автор с улицы''?

Ответ:
- Да, ставил. Автор есть такой – Сергей Терпугов. Сам написал  новогоднюю сказку – сам поставил. Да, бывало такое.  А  с другими – не доводилось. Был у меня опыт общения с молодым драматургом, зовут его Владимир Лойчиц, братчанин. Он написал пьесу – довольно любопытную. Я прочитал, но ставить в профессиональном театре не решился. Мы думали, что попробуем в студии «Театр плюс», но потом эта идея как-то ушла, на стадии подбора актеров. Так что ответ – нет, не ставил. Но с удовольствием почитал бы братчан – если кто-то пишет пьесы. Вполне себе возможно, что где-то рядом с нами ходит Вампилов, Чехов, талантище растет, а мы этого не замечаем… Если пьеса зацепит своей темой, слогом – то я готов к постановкам пьес начинающих авторов.

Елена Сергеевна:
Давно живу в Братске, давно хожу в театр. Очень вас люблю. А некоторые мои знакомые не то что не были в театре, они даже не знают что у нас такое есть в городе. Как с этим "бороться"?

Ответ:
- Довольно сложная жизнь. Иногда у людей такая ситуация: триста рублей заплатить за билет – ну уж нет. Лучше купить что-то необходимое. С другой стороны, работает театр. Которому тоже нужно как-то выживать, и у которого, как у всех, растут расходы на коммунальные платежи и прочее. И триста рублей по нынешним временам и затратам – не такая уж высокая цена. Как с этим бороться? Я призываю распорядителей средств – бюджета города, финансов предприятий, -  включиться в  эту борьбу. Какая-то программа городская должна появиться субсидирования льготных билетов для малоимущих горожан. А если говорить о тех,  у кого средств достаточно, чтобы позволить себе сходить в театр, но они не хотят или не знают, или не почувствовали вкус к театральному искусству… Ну тут нужно популяризировать, вкладываться в рекламу. Мы стараемся. Сейчас снимаем трейлеры, фильмы о спектаклях – их можно увидеть уже на уличных экранах. Сайт, афиши, флайеры, ТВ, радио. Это все есть, и нужно еще больше. Главное же для зрителя – сходить первый раз. Сходить удачно. Потом, постепенно, зритель поймет, что ему хорошо в театре. Что можно прийти, посмотреть спектакль в кругу интеллигентных людей, что-то для себя понять, что-то в себе унести…  И вообще театр – красивое здание, красивое место, пристанище культурных людей. В Астрахани, где я работал,  поход в театр  - это целое событие. Бизнесмены, чиновники, топ-менеджеры, рабочие, инженеры, студенты, учителя, врачи, пенсионеры –  самые разные  зрители сидят в зале, но их объединяет общественное убеждение  -  если человек ходит в театр, то автоматически имеет статус культурного человека. Как бороться за это? Я борюсь так – иду в кассу и покупаю билет для  своего знакомого, ни разу не бывавшего в театре. Он придет и увидит – здесь хорошо, интересно, здесь особый мир, особая атмосфера. И, как правило, следующий билет покупает уже сам.

Инна, ваш преданный зритель:
30 лет уже работает в Братске театр. Я считаю, очень хороший. И сама стараюсь не пропускать новые постановки. Прекрасные актеры. У вас разнообразный репертуар. Но увлечение комедиями видно.Это почему?    

Ответ:
- Не совсем согласен с увлечением комедиями. У нас есть «Искушение», «Созвездие Пегаса», «Провинциальные анекдоты», «Русалка», «Смертельный номер», «Спокойной ночи, мама», «Последний срок». Но эти спектакли идут реже, чем комедии. Театр ведь не только предлагает, он еще и отвечает на запросы. А братчане – мы это знаем через распространителей билетов, администраторов, кассиров, через письма, звонки,  обращения, посты в соцсетях, - запрашивают в основном  комедии. Мы это так понимаем – просто люди хотят отдохнуть. Им хочется посмеяться, расслабиться, устроить себе веселый театральный  праздник. И поэтому в текущем репертуаре все же больше комедий. Но я стремлюсь, чтобы у нас появлялись спектакли и других театральных жанров. Думаю, что следующей постановкой будет классика и, возможно, с приглашенным режиссером. Дабы разнообразить не только репертуар, но и концепцию. Я приветствую свежие творческие вливания, работу представителей разных театральных школ – все это в конечном счете работает на актеров, театр, зрителей и в целом на театральное и культурное пространство города. И в жанре комедии мы тоже развиваемся – мы стараемся идти и вести за собой зрителя по направлению «смех от живота» - «смех от души». И мы постепенно, плавно идем к более серьезному репертуару. Важно, что мы движемся вместе со зрителем.

Киноман:
Если бы в кино позвали - пошли бы?

Ответ:
- Если бы позвали - пошел бы.  Почему нет? Можно сколько угодно говорить о качестве российского кино и о претензиях ко многим фильмам. А у меня сбылась бы мечта бабушки – чтобы внук сыграл в кино и его показали бы  в кинотеатрах и по телевидению. Она у меня очень любит смотреть телесериалы. Но я бы все-таки перед тем, как  пойти, прочитал бы сценарий и потом уже принял бы  решение. Многие мои знакомые и, в частности, преподаватель снимались в кино. Я видел, что получилось. И мне хотелось спросить: ну зачем, зачем вы это сделали? Я понимаю – это уже вопрос денег, а не искусства. Ну а для меня просто – чтобы бабушка увидела :) .

Студент Васечкин:
С какого возраста принимают в молодежную студию и в каком выгоняют? А есть те кто идет в актеры? Чтобы работать в вашем театре, надо обязательно иметь театральное образование?

Ответ:
- У нас нет возрастных ограничений, но так повелось, что занимаются ребята с 14 лет. Старшие – есть 23. Есть те, кто идет в актеры. Именно из студии «Театр плюс»  - Москалев Никита, Юнона Куракина. Из другой театральной студии  пришел в театр Павел Жилин. Все они поступили, все учатся. Поэтому ответ – надо иметь театральное образование. Но реальность такова, что нет достаточного количества в Братске профессиональных актеров. Поэтому моя политика – нужно растить. Да, мы берем на договорной основе на работу. Но ребята – в обязательном порядке – должны ехать учиться.

Лариса:
Чего Вам не хватает в театре? В жизни?

Ответ:
- Мне хочется, чтобы в театре…  Допустим, есть пьеса. Пьеса знаменитая. Допустим, «Колобок» . Зритель знает, чем все закончится. И не в моих силах сделать так, чтобы Колобок съел лису. Так вот, мне хочется, и я над этим работаю, чтобы в моих спектаклях, даже по очень известным пьесам, зритель в какие-то моменты не знал, что произойдет. Чтобы все  эмоции восприятия рождались здесь и сейчас. К примеру - есть у нас спектакль «Такой разный Чехов».  Вот знаменитая шутка Антона Павловича про ростовщика, который пришел к барыне требовать долг. Все знают, что в конце будет поцелуй. Вот как довести конфликт до такого, чтобы зритель забыл финал, а сидел и переживал – что же с ними произойдет? Такая концентрированная правда чувств – я к этому стремлюсь. А раз я к этому стремлюсь – значит, мне этого не хватает.                                                        Чего еще не хватает театру? Забора.  Это без иронии. Не глухого забора, а чего-то такого, что не позволило бы пацанам кататься на велосипедах и роликах, на досках по нашему крыльцу. Чтобы не рисовали на стенах. Только что прошел ремонт здания. И во что оно превращается уже? Плитку на ступеньках отбили, надписи оставили. Когда я подхожу к театру  и вижу это – мне  больно. Я горжусь, что работаю в самом красивом здании города. Горжусь тем, что оно становится местом притяжения культурных людей. А тут вот это. Наши увещевания, взывания, привлечение правоохранительных органов – малоэффективные усилия, как показывает практика. Мы не можем круглосуточно стоять на площади и  защищать здание. Люди, видящие безобразие, проходят мимо. Поэтому выход один – ограждения. Хотя они противоречат нашей сути – мы открыты миру.
Чего не хватает в жизни… В жизни не хватает доброты. Хотелось бы видеть больше добрых, сознательных людей. Которым не наплевать. В моем детстве верили в светлое будущее. Было сложнее, но теплее по-человечески.  Сейчас у многих  цель - не светлое будущее, а задачи текущие: жилье, автомобиль, питание, одежда, дача, отдых. Из самых высоких – поднять детей. Но доброты, сострадания мало. Это, думаю, все ощущают. Я тоже.

Анна Новикова:
Сейчас много людей уезжают из Братска, особенно талантливые. А вы почему остаетесь?

Ответ:
Подразумевается, что я талантливый ))). Спасибо. Объявлен Год кино в России. И я хочу летом снять любительское кино – о Братске, о России. Я проеду на автомобиле огромное расстояние от Братска до Москвы, до Кавказа, и сравню наш город с другими. Где сибиряку жить хорошо? Буду отвечать на этот вопрос. Почему остаюсь в Братске…  Здесь я родился. Здесь мои родители, здесь мой дом родной. Я же пробовал уезжать, но мне всегда Братска не хватало. Вернулся. Да, здесь не всегда – сахар, но все меня держит в этом городе. Детские воспоминания. Улицы, по которым я ходил маленьким. Родился в Энергетике, жил на Индии, потом снова в Энергетике, потом на Правом берегу. Я много городов объездил, но мне не хватало тайги, моря, братских бабушек. Не знаю… Нравится мне Братск.  Здесь мой дом.

Татьяна Владимировна:
Собираетесь ли Вы уезжать из Братска, как это сделали многие артисты, работавшие в БДТ (Винокуров, Чернигов, Попов)? Или Вы твёрдо решили, что Ваша сцена, Ваша жизнь — здесь?

Ответ:
- Винокуров уехал в Улан–Удэ, Чернигов – в Москву, Попов – в Черемхово. Москва – такой город, с которым я бы хотел иметь отношения чисто туристические. Приехал, погулял, посмотрел, потратил деньги и уехал в свое уютное гнездышко. В Улан-Удэ я учился. Там такие ветра, что могут зубы потрескаться… Но а в Черемхово в воздухе постоянно витает сажа… Это не для меня.  Так что моя сцена, моя жизнь – здесь.

Театрал:
Есть у вас в театре кадровая проблема? А если есть - как вы ее решаете?

Ответ:
- Есть. Проблема заключается в том, что идет омоложение труппы. Сильное. Как решаем? Подбираем репертуар, даже классические пьесы. Чтобы наши молодые были достойно задействованы – играли роли молодых. Ну и потом – обучение. Была мысль набрать студию – курс. И учить – или в Братске, приглашая педагогов. Или целиком отправить учиться, всем курсом. И через четыре года забрать готовую труппу. Возможно, получится.  В общем, решаем мы свою кадровую проблему.

Александр Степанович:
Чем Братский театр отличается от других?

Ответ:
- Братский театр отличается своей атмосферой. Он такой… домашний. И это даже не мои слова, это слова Дмитрия Евграфова, который работает сейчас в Белгородском театре. Я сам работал в областном театре и я знаю – закончилась репетиция, все убежали. Никого нет. Пришли за пять минут до репетиции, отработали и ушли. Здесь же у нас постоянная творческая возня. Закончилась репетиция – актеры пошли в гримерку, налили чай и обсуждают творческие – и не только – дела, придумывают какие-то номера, поздравляют друг друга, делают спектакли даже – для своих. То есть в постоянном тренинге, близком общении. Про Братский театр можно сказать, что он действительно – второй дом. Не место работы, а второй дом.

Света:
А чем главный режиссер отличается от обыкновенного?

Ответ:
- Когда я был обыкновенным режиссером, меня обыкновенно волновали только мои спектакли. Сейчас меня волнуют все спектакли. Даже если приезжает режиссер из другого города и ставит – меня очень волнует, какой спектакль получится. Придется ли что-то менять, что-то делать? Главный режиссер обязан обеспечить каждого актера своим спектаклем. То есть чтобы каждый актер получал роли. Чем главный режиссер отличается от обыкновенного? Степенью ответственности за репертуар, за труппу. Вообще за творческую составляющую жизни театра в целом. Чтобы каждый актер был в тренинге, в тонусе, чтобы у каждого был спектакль, где он играет главную или большую роль. Чтобы у каждого была серьезная нагрузка, чтобы никто не сидел без дела. Чтобы спектакли, которые идут, всегда были в идеальном состоянии. Любой спектакль, который идет в театре – это теперь ответственность моя. Иногда приходится принимать разные решения. Например, переделывать спектакли других режиссеров. К сожалению, но по веским причинам.  Разруливать ситуации, возникающие в труппе. Вот так.

Вячеслав:
Очень интересно узнать какие амбиции у братских актёров и как они с ними справляются?
Какие мечты и планы в творческом плане?
Какие проблемы есть у братских актёров?

Ответ:
Братские актеры, как и все люди, разные. И амбиции у них тоже разные. Кто-то считает, что достоин сцены европейского театра. Кто-то считает, что уже пора сниматься в кино. Кто-то просто хороший парень или девушка и амбиций не заметно. Как справляются? Если человеку, что называется, попала шлея под хвост и он считает, что его место жительства – Москва или Санкт-Петербург, тут уже ничего не поделаешь. Справиться с этой амбицией он может только сам. Поехав в столицу, выйдя на вокзале с сумкой, с трудовой в кармане и ощутить, как наш замечательный город Москва ждал его всю жизнь. И я думаю, в тот момент с амбициями он как-то справится.
О планах. Планы строятся на сезон. И поэтому  - юбилей театра, фестиваль и съемки любительского фильма.  А проблемы у всех людей одинаковые, будь то актер или нефтяник. Мало денег, например. У меня знакомый нефтяник получил зарплату, 127 тысяч, а на жизнь не хватает – раздал долги, у жены запросы…  Ну есть проблемы личные – тоже как у всех. А вообще, по большому счету, братские актеры – беспроблемные ребята. У них есть творческие проблемы, требующие преодоления, усилий, работы над собой. Но это  такая профессия. Я нисколько не совру, если скажу, что каждый актер у нас  читает книги, смотрит  непопсовые фильмы. Они живут творческой жизнью. Моя задача – содействовать тому, чтобы у актера не было серьезных проблем. Работать на сцене с человеком, который задавлен грузом проблем – это каторга. Так что повторю – братские актеры беспроблемные.

Ирина:
Слышала о  новом спектакле "Спокойной ночи, мама" очень разноречивые мнения, даже противоположные. Кто в восторге, кто ругает. Вы сами ожидали такую реакцию? Для каких зрителей вы его ставили?

Ответ:
- Вот спектакль, за судьбу которого я вообще не переживаю. Драматургия сложная, серьезная. Потому и противоречивые мнения.  Я почитал отзывы в интернете, даже что-то прокомментировал. Кто-то пишет, что – бред. Но этот бред получил Пулитцеровскую премию. Не переживаю, потому что эта история  - не выдуманная. Я был свидетелем подобной ситуации, и я знаю, что все в спектакле – реально, правдиво. Я смотрел этот спектакль раз тридцать, потому что я его ставил. Я ни капли не уставал, мне не казалось это бредом. Этот спектакль задумывался мной как встряска. Кто-то не досмотрел до конца. Ладно бы проблема не волновала… Но в тот момент, когда звучит выстрел, когда происходит какая-то трагедия в семье, все эти  скучные вроде бы проблемы и перепирания становятся неважными, становятся белыми – пылью, мелом, прахом… Встряска – в определенный момент. И человек уходит с мыслью, что у него в семье такого никогда не произойдет и постарается что-то изменить. И если пять человек из зрительного зала что-то унесли для себя, что-то поняли – спектакль не напрасно поставлен. Разноречивые мнения – потому что разное восприятие. Для примера. На фестивале театров малых городов России в Дубне мы смотрели спектакль «Таня-Таня». На пятнадцатой минуте мужчина встает, говорит на весь зал: «Бред какой-то!» и уходит.  А этот  спектакль берет гран-при фестиваля. И номинирован на «Золотую маску». Вот такое разное восприятие. Кого-то волнует тема спектакля, кого-то – нет. Но есть сайт театра, есть интернет, есть отзывы… Можно почитать, определиться, стоит ли идти. Но такие спектакли должны быть. Это к вопросу увлечения комедиями. Я не комедиями увлекаюсь, я больше увлекаюсь космосом, смыслом жизни. И во всех комедиях я стараюсь закладывать для тонко мыслящих и чувствующих людей какую-то изюминку, какую-то составляющую, чтобы  им тоже было чем подпитаться. «Спокойной ночи, мама» - спектакль про то, что, может быть, именно сейчас происходит в какой-то семье, в каком-то доме, в соседней квартире. А, может быть, в вашей. А вы не замечаете. А потом – поздно… Отношения матери и дочери всегда многогранны. И специально играют  у нас  молодые красивые актрисы, а не такие возрастные, как в пьесе. Потому что проблемы эти очень помолодели. И рак, и инсульт, и инфаркт, и суицид… Ну вот так примерно. Такой ответ.

Венера Лискина:
1. Как Вы отнеслись к предложению стать главным режиссером?

2. Что хотите изменить в репертуаре театра?

Ответ:
- Я сказал: может, не надо? Я понимал, какая это ответственность. Но, с другой стороны, я понимал тоже, что театр не может долго существовать без главного режиссера. И подумал – раз предложили, стоит согласиться. Я перечитал кучу литературы, должностных инструкций. Отнесся я к этому предложению очень серьезно. Что хочу изменить в театре? Я уже сказал, что  мы взяли курс на высокую драматургию, на серьезные темы, и этот путь хотим пройти вместе со зрителем. Чтобы не так – пришла новая метла, замела, сняла все комедии и замахнулась «на Уильяма нашего Шекспира». Мы городской театр и должны идти вместе с городом в наше светлое, я надеюсь, будущее.  

Игорь:
Братский зритель - какой он?

Ответ:
- Хороший зритель. Снова вспоминаю Дубну.  Идет не просто спектакль, а спектакль фестивальный. Фестиваль, который открывал Евгений Миронов. В зале сидит председатель жюри Игорь Костолевский. И, повторюсь, на спектакле – не рядовом совсем – встал зритель, громогласно дал свою  оценку и ушел. И по его походке я понял – он еще гордится этим своим поступком.  Так что вот… Братские зрители – наверное, лучшие из тех, которых я видел.


 
 

depdnevnik.jpg

       
ДОБАВИТЬ