БЕРЕГИТЕ  СЕБЯ!    ЧИТАЙТЕ  «НАШБРАТСК»!    ВСЁ  БУДЕТ  ХОРОШО!

Главная > Огни Ангары

Огни Ангары

08.08.2020

СТРОИТЕЛИ ЗВАЛИ ЕГО ПАЮШКОЙ

СТРОИТЕЛИ ЗВАЛИ ЕГО ПАЮШКОЙ

Эту историю в «Огнях Ангары» за 1962 год я перечитывала с десяток раз. В преддверие Дня строителя захотелось поделиться ею с сегодняшними читателями газеты, чтобы еще раз показать, какими людьми и какими характерами поднимался Братск. Как маленький человек, вбивая двухпудовым вибратором бетон в тело плотины, представлял, что раздвигает горы.

«В блок плотины по лестнице спустился прораб Михеич, за ним спрыгнул какой-то мужичек-с ноготок с желтым лицом. « Вот, Евгения Федоровна, - сказал прораб, - студент просится к тебе четвертым в смену. На практику приехал из Московского гидротехнического института. Говорит, что самый сильный в группе и хочет работать бетонщиком».

«Если этот самый сильный, кто же тогда слабый» - ответила Евгения Пирюлина. Высокая, заметной осанки женщина лет сорока чем-то напоминающая сибирскую лиственницу, с высоты своего роста так посмотрела на студента, что тот от ее взгляда показался себе еще меньше.

Корейский парень, как и все они, был низкого роста, худой, да еще и кривоног. Но от мысли, что его могут не взять в бригаду, он резко выпрямился, выпятил грудь в глазах-щелочках вспыхнул огонек страсти. «Я сильная, сильная, возьмите» - протрещал он на ломаном русском. Звеньевая Пирюлина посмотрела на напарницу Дусю Плотникову, которая уже бочоночком каталась на приемке бетона: в декрет давно пора, а заменить все некем. «Оформляйте» - дала она отмашку прорабу и протянула руку студенту. «Я – старшая тут, Евгения Федоровна Пирюлина, зови тетей Женей» – представилась новичку. «Джи у Пай» - ответил тот и вложил свою детскую кисть в рабочую ладонь бригадира.

«Давай, Паюшка, за работу, некогда нам с тобой калякать, бетон идет, иначе замуруют нас тут. Вот эта штука называется вибратором » - тетя Женя, словно игрушку, взяла руки тяжеленный инструмент, включила его. Вибратор стал планомерно раздвигать бетонную массу. Джи у Пай видел, как на его глазах серая гора раствора тает и утрамбовывается в ровную площадку. Да это же как горы раздвигать, подумал Пай и взял свободный Дусин вибратор. Инструмент оказался тяжеленным, «горы» вязкими. Джи у Пай тут же увяз по колено. Он, было, хотел предаться размышлениям, как тетя Женя такая большая ходит по бетону, будто по волнам, а он маленький и увяз, как сверху послышалось – Бойся! И рядом с парнем из бадьи в блок полилась очередная партия бетона.

«Ну и помощничек»- подхватила под подмышки студента тетя Женя. – Так мы с тобой план провалим, да еще под суд попадем. Сиди, обсыхай, пока сапоги твои найду в бетоне». Пай видел, как над ним смеялась девушка -мотористка у конденсатора и едва сдерживали улыбки другие бетонщики. Сидеть в прорабской он долго не стал. Нашел там сухие сапоги и пошел помогать тете Жене. Та оценила упрямый характер напарника. На сей раз парень продержался на куче с бетоном четверть часа, потом увяз снова. «Паюшка, держи вибратор подальше от ног, так ты себе яму роешь» - учила тетя Женя. У парня от тести и от радости самостоятельного труда колотилось сердце, ему не хватало воздуха. «Надо держаться, я сильна, сильная, - стучало в его голове, - я научусь раздвигать эти горы».

Так в учении и бетонном увязании прошло полсмены. На обед у него ничего не было. Тетя Женя достала вареные яйца, хлеб, огурцы, соль. Пай глотал яйца не жеванными и казалось, что ничего не ел вкуснее даже в Москве. А еще и в еде, и в отношении к себе он чувствовал материнское тепло. Тетя Женя рассказала, что у нее самой пять сыновей, старший работает на ГЭС Волгограде, второй с отцом здесь, на агрегатах. Один студент учится в Ленинграде и два школьника.

У Пая в маленькой деревне под Пхеньяном осталась старенькая мать с сестрами, отец погиб во время войны за независимость страны. Во скоро он получит диплом и уедет на родину, строить ГЭС в Корее. Но пока он на Братской. Во время обеда тетя Женя упорно уговаривала Джи у Пая перейти к своим ребятам из группы, которые наверху с плотниками работают. Предупреждала что в бетонщиках тяжело, что план большой – в месяц нужно бригаде уложить девять тысяч кубометров бетона. Что завтра он просто не сможет подняться от боли в руках, ногах, спине. «Не прогоняй, тетя Зеня», - с трудом выговаривая имя наставницы, просил паренек и его глаза-щелочки снова блестели огнем.

Первая неделя далась Джи у Паю неимоверно тяжело. Он выбивался из сил. Не успеет тетя Женя углядеть, он то увязнет в бетоне как утенок, то резиновые шланги вибратора так запутает, что сам черт не разберет. Когда в блок спускался прораб, Пай особенно налегал на вибратор, все-таки боялся, что его поднимут из котлована наверх. На вопрос как работает студент и не вернуть ли в звено Дусю Плотникову, Евгения Федоровна отвечала прорабу, что Джи у Пай действительно «сильная» и работает хорошо.

Вскоре тетя Женя узнала, что по утрам ее ученик начал обтираться снегом, а в выходные освоил лыжи. Когда закончился первый месяц работы, Джи у Пай еще больше похудел, зато его тело стало упругим и закалилась воля. Трудно дался этот месяц и звеньевой, по сути Евгения Пирюлина работала за двоих. Но если паренек, ее сын, по сути, показывает волю, почему бы и ей не показать свою душу, поддержку. Тем более, что Паюшка однажды спас звено, у него появилось чутье к бетону. Еще до этого тетя Женя говорила ему, что бетон – это целая наука. Недаром в котлован спускаются девчата с приборами, чтобы замерить бетон на прочность, упругость. «Специалисты через приборы ведут разговор с бетоном, а мы, бетонщики, без приборов глазом и нутром должны его чувствовать» – учила она Джи у Пая. Тот оказался наблюдательным, был момент, когда в одну из смен его глаза-щелочки вдруг округлились, Пай подбежал к звеньевой со словами : «Зачем жидкий бетон подают, не та марка, двести марка надо. Двести». Тетя Женя проверила, точна, не та марка, похвалила напарника и распорядилась заменить бетон.

Прошло три месяц практики студентов из Москвы. Евгения Пирюлина думала, как будет провожать своего Паюшку, как тепло оденет в дорогу, хотя уже скоро весна. Ближе к отъезду в одну из смен парень предупредил звеньевую, что на 30 минут задержится, но в обед все отработает. Ему надо было попасть на совет группы. Появился ровно в назначенное время, улыбается загорелым и сообщает: «Тетя Зеня, я остаюсь. На совете одни подержали меня, другие говорили, что тяжело будет учиться и работать. Мы и в институт телеграмму дали, чтобы меня перевести на заочное отделение».

На строительстве Братской ГЭС корейский студент в звене Евгении Федоровны Пирюлиной корейский студент Джи у Пай проработал целый год. В бригаде он вел интернациональный кружок, по осени съездил в Москву на сессию. За это время и русский язык подтянул, и физически окреп. Прощаясь с наставницей, которая стала ему матерью за это время, он сказал: «Тетя Зеня, год назад я тебя обманул, я только сейчас стал сильная. Просто тогда я очень хотел раздвигать горы, и ты мне поверила». Как родина-мать прижала к себе корейского паренька русская женщина Евгения Пирюлина, родом из города Старая Русса, что под Ленинградом: «Ты сильный, сильный, Паюшка. Сердцем сильный и путь все у тебя будет хорошо, сынок».

Разные встречи, события случались у строителей Братска. Многие из них для нас и для истории сохранила газета. В дни празднования Дня военно-морского флота 1963-м «Огоньки» рассказали о службе каменщика Братской ГЭС Ивана Мышака на противолодночном корабле Тихоокеанского флота.

АКУСТИК СЛЫШИТ ОКЕАН

До призыва на флот старший матрос Мышак четыре года закалял на стройке волю и характер. На службе вечерами и свободное время, когда сослуживцы смотрят фильм или читают книги, он корпел над схемами гидроакустической системы корабля. Разработал и внедрил с командирами схему сигнализации, а на одном из учений акустик Мышак первым обнаружил подлодку «противника». «Велик и многоголос океан, - пишет газета. – Шум воды затрудняет поиск цели, когда ее еще необходимо отличить от других кораблей. Подлодка маневрирует, путает карты, уходит от преследования. Не заметишь хитрости «противника» - беда твоему кораблю. Целая группа акустиков пытается найти цель. Тут нужны внимательность чутье, знания и опыт. В рубке жарко от напряжения. Вдруг Мыша, прижимая руками наушники, докладывает: «Слышу шум винтов. Пеленг. Дистанция. Доложить на главный командный пункт».

Старший матрос Мышак откидывается на спинку стула, не успел смахнуть пот со лба, как новый приказ «Вниманию гидроакустиков! Тревога! Ищем новую цель!» И снова в рубке мертвая тишина, снова несколько пар глаз и ушей ищут «противника». И снова Иван Мышак первым улавливает подозрительный шум и замечает на экране как светлая точка приближается к кораблю. «По пеленгу цель!» командует старший матрос, а в душе строитель Братской ГЭС Иван Мышак. А значит, его стройка и его страна могут быть спокойны».

Алла ТИРСКИХ






Возврат к списку

 
 




     
ДОБАВИТЬ

  • Народные новости
  • Прямая речь

Скоро в городе:

   

  • Facebook
  • Вконтакте
  • Одноклассники