Главная > Газета «Знамя»

Газета «Знамя»

07.10.2018

БАЛЛАДА СЕРДЦА

БАЛЛАДА СЕРДЦА

Режиссер Валентин Зверовщиков из Петропавловска-Камчатского поставил в Братском драматическом театре удивительный спектакль

… Не уснуть. Читаю книгу «Какая-то у вас работа дурацкая». Театральное житие – так определен жанр. Истории сценической жизни, собранные за много лет. Честно, остроумно, умно, точно и местами очень смешно. Среди ночи хохочу в голос. Автор книги Валентин Зверовщиков подарил ее мне и рассказал случай с одним онкобольным, которому книга помогла лечиться. Такая литературная терапия. Спасибо. Мне тоже очень нужно эмоционально окрепнуть. И, поскольку я – счастливый обладатель одного из всего трехсот экземпляров тиража и щедро делюсь впечатлениями, за книгой уже выстроилась очередь. А всего у Зверовщикова, члена Союза писателей России, на сегодняшний день семь написанных книг. Хочется прочитать все. Хочется послушать музыку в его исполнении – на губной гармонике. Он освоил этот инструмент недавно, учился у профессионалов и теперь исполняет обширный репертуар – блюзы, джаз, кантри. В Братске успел дать концерт в одном из пабов. Уникальный человек Валентин Васильевич все делает уникальным, к чему лежит его душа – спектакли, книги, музыку. Но на первом месте у него – театр. 170 постановок за плечами, и ни одной провальной. Словом, упустить такого собеседника нельзя. Использую свое служебное положение и задаю вопросы. Мы разговариваем в коротких перерывах между репетициями – про то, что, как представляется, интересно братчанам.

Про Братск, профессию и театр

Это уже третья встреча Мастера и Братского драматического. Первая случилась почти двадцать лет назад, в 2000-м – «Дядя Ваня» Чехова. Потом, через два года – «Без вины виноватые» Островского. Оба спектакля были удачными, шли долго, их любили актеры и зрители. А в этом году, благодаря федеральному проекту «Культура малой Родины», появилась возможность пригласить Валентина Васильевича. Он приехал из Петропавловска – Камчатского. Там его дом. Там он многие годы служил главным режиссером театра драмы и театра кукол. А по сути своей Зверовщиков – свободный художник. Он ставил спектакли по всей стране – в Волгограде, Иваново, Братске, Хабаровске, Иркутске, Рязани, Москве… И снова в Братске.

- Город не вижу. Мало времени для постановки, с утра до вечера в театре. Но что могу отметить – дышать стало легче, меньше выбросов ощущается, чем двадцать лет назад. И дачная продукция у вас отменная. Огурцы хрустят, помидоры мясистые, вкусные. Такого на Дальнем Востоке нет.

- Принято считать, что самые успешные и интересные режиссеры сосредоточены в Москве. Почему Вы не там?

- Москва ведь не резиновая. Там в творчестве надо вставать в очередь, толкаться локтями. Это не мое. Да, в столице можно поставить один не очень удачный спектакль и стать известным, а на периферии – десятки очень хороших и не получить сотую долю славы. Чтобы узнали человека из маленького города, нужно быть носителем героического начала. Ну вот кто знал о городе Минусинске, пока там не появился режиссер Песегов? Или мой сокурсник Толя Савин, который уехал в провинцию из Москвы? Теперь Лысьвенский театр драмы носит имя Анатолия Савина – так он там полюбился. Каждый делает свой выбор. И я не считаю, что безвестен. В театральных кругах меня знают, мне этого достаточно. И вообще я счастливый человек – я всегда делал что хотел.

- В своей книге «Какая-то у вас работа дурацкая» Вы пишите – чтобы служить актером в провинции, надо обладать мужеством, известной долей скептицизма и авантюризма. Зачем?

- Это профессия публичная, подразумевает известность, славу. Работать в провинции – значит отказаться от славы, денег, то есть настолько любить свое дело. Труппа у вас, кстати, очень хорошая. Собрание ярких индивидуальностей.

- Несколько месяцев назад у нас в Братске, на базе театра, был набор в Школу-студию МХАТ. Не взяли никого, но народу пришло много. Кому стоит идти в актеры?

- Стоит отговаривать. Потому что это неимоверно трудная, бедная профессия. Ею занимаются люди, которые без нее просто не могут жить. Это сердечная необходимость, процессы сакральные, данные свыше. Не понимаешь, что внутри болит и почему выходишь на сцену. И я не понимаю, почему с тринадцати лет хотел стать режиссером и писать. Если можешь жить по-другому - идти в актеры не надо. В девяностые был период, когда в состоятельных семьях стало модно отдавать детей в театральные вузы за хорошие деньги. А деткам этого не было нужно. И они ни в грош не ставили ни традиции, ни историю, ни каноны, ни педагогов. Волна моды прошла, вновь появились сумасшедшие ребята с горящими глазами. Табаков сказал: Слава Богу, наши милые дураки вернулись!

- Мы в театре периодически проводим анкетирование зрителей. В частности, спрашиваем, какие постановки хотели бы видеть братчане. Как думаете, что на первом месте?

- Комедии. Мы живем во времена, когда появилась потребность в легком искусстве. Людям нужна подпитка позитивом, я это понимаю. Они хотят получить то, чего не хватает в жизни. Я не против этого. Но я за то, чтобы каждый спектакль превращался в представление исполнительского искусства. Зритель должен увидеть не только содержание, но и то, что на сцене работают мастерски. Увлекаться не внешней историей повествования, а игрой артистов, которые должны уметь проникать вместе с режиссером в глубину человеческого сердца, расшатывать там такие струны, чтобы люди выходили потрясенные, со слезами на глазах, благодарные от происшедшего с ними душевного приключения. Тогда не будут говорить, что это было – трагедия, драма, комедия. Они выйдут со слезами, а слезы нужны нам, чтобы облегчить наши даже не сформулированные страдания. Это нужно обязательно. Слезы никто не отменял. Поплачешь – сразу легче на душе. Так называемый катарсис должен происходить ежевечерне, на каждом представлении. Этого достигать – тут нужно и умение, и желание, это совсем нелегкая вещь. Мало умельцев, которые знают путь к человеческому сердцу. Мне кажется, я знаю этот путь. У меня были хорошие учителя.

А учился Валентин Васильевич Зверовщиков в ГИТИСе, на курсе у гениального Бориса Ивановича Равенских, возглавлявшего Малый театр. Борис Иванович, в свою очередь, был учеником великого Всеволода Эмильевича Мейерхольда. Такая школа.

Про спектакль

«Баллада Инвалидной улицы» Натана Рознера была в списке, предложенном Валентином Васильевичем для постановки в Братском драматическом театре. Когда мы прочитали пьесу, поняли – только она. Такого у нас еще не было. Шемяще-пронзительная, простая и вместе с тем глубокая история чистых душой людей, история маленького народа одной улицы, смешная и печальная… Сразу стало понятно - нам всем очень нужна «Баллада…»!

- Пишу аннотацию к спектаклю и не могу придумать - как же рассказать будущему зрителю, о чем спектакль. Про что ни скажешь – все мало. А для Вас самого «Баллада…» - она о чем?

- Здесь несколько смыслов. Как в музыке. Разные люди слушают одно произведение, и у каждого по-своему отзывается. Есть внешний слой, есть глубинный - кто что прочитает. Бессознательно настоящая вещь всегда находит свою почву. А здесь важно, что разговор идет о стране, об этносе, о культуре и о человеческом национальном опыте. Можно учиться на своих ошибках, но можно и на чужих победах. В данном случае этот спектакль говорит о духовной победе этноса и рецепт этой победы – он очень прост. Это отношение к слабым, это дружба ради какой-то общей идеи, общего смысла. Это самое главное, это месседж.

- Вы ставите «Балладу…» третий раз. Первый был в Иваново, затем в Петропавловске -Камчатском. Это один и тот же спектакль в итоге?

- Три разные команды и три творческих результата. Абсолютно. Но нужно, чтобы в зрительном зале результат был один, в душах и сердцах. Если мы говорим о важном, мы надеемся, чтобы нас услышали. А все остальное – инструментарий. Актерский, режиссера, драматурга, хореографа и так далее. Это техника. Она не последнее дело. А «Баллада…» везде пробивает публику. История трогательная о любви людей, которых природа обидела, а они на самом деле красивые изнутри. Музыки много, песен, танцев.

Музыку к спектаклю написал сам Зверовщиков. И танцы сам ставил. Для него это не внове – он работал и в опере, и в оперетте. Постановка потребовала от наших актеров, и так работоспособных и талантливых, сверхотдачи.

- Как вам работается сейчас?

- В полной радости. Когда вырываешься из какого-то привычного пространства, а работать всего два месяца, хочется запомниться хорошим.

- Ответное чувство ощущаете?

- Скажу нескромно – да. Если позитивный материал, получается содержательная, интересная встреча. А пьеса очень симпатичная. Там много всего. Есть о чем размышлять и ради чего есть.

Рассказывает заслуженная артистка России Ольга Ленец:

- Валентин Васильевич умеет работать с актерами, с нашей природой, с нашей подвижной психикой. Для каждого у него есть волшебные слова, которые дают нить образа, за которую держишься и раскапываешь в себе какие-то глубокие слои. Все мы в работе открыли в себе что-то новое – и в человеческом, и в профессиональном смыслах. Для Зверовщикова нет маленьких ролей. Все эпизоды у него сильные, красочные, убедительные. Я до сих пор помню свою Марью Васильевну из «Дяди Вани», эпизодическую в сущности роль, но одну из самых моих любимых благодаря Валентину Васильевичу. Для моей нынешней героини у нас было не меньше 8 вариантов подачи, мы искали вместе самый лучший. Он работает деликатно, бережно, досконально зная, как отзывается каждое слово, каждое движение. И я сама, и мои коллеги раскрылись неожиданно для самих себя. Я просто любуюсь. Он поднял нас на другой уровень понимания своих возможностей. Мы действуем в радостной атмосфере любви.

У меня есть счастливая возможность – убедиться в этих словах лично. Захожу тихонечко в зал на репетиции и наблюдаю кропотливый, сложный процесс со стороны, кожей ощущая доверие и радость, о которых говорила Ольга Николаевна. Вижу, как самозабвенно, на пределе эмоциональных и физических сил, работают актеры. Как растет красивая и внушительная декорация под руководством художника- постановщика из Иркутска Андрея Штепина, как тщательно шьются костюмы, делается реквизит. Внимаю каждому слову режиссера на «разборе полетов» - там ведь речь не только о технике, там – мысли, театральные истории, впечатления. Там школа жизни. Знаю, как непросто дается работа – перед премьерой труппу подкосила вирусная инфекция, а счет шел даже не на дни – часы подготовки. Словом, я свидетель огромного труда, который вложен в спектакль. И мне хочется бежать по улицам города и кричать: братчане, дорогие, вы должны это увидеть! «Баллада Инвалидной улицы» - сплошное обнаженное, живое, горячее сердце, которое ждет, чтобы вы к нему прикоснулись. Откликнитесь, и ваше сердце станет горячей…

Про впечатления

Итак, премьера. Полный зал. Аплодисменты, цветы. Улыбки и слезы. И первые отзывы:

«Огромное спасибо за душу, за чистоту, за правду!».

«Впечатления потрясающие. Искренность невероятная».

«Я решил, что куплю билеты своим друзьям. Им обязательно надо это посмотреть».

…Касса. У окошка – семейная пара. Спрашивают:

- Этот спектакль – он что, про инвалидов?

Как ответить? И про них тоже. Про всех нас. Про то, как быть счастливым, несмотря ни на что. Про то, какими мы могли бы быть, если бы любили друг друга. 

Елена Чайковская, завлит Братского драматического театра

 






Возврат к списку

 
 

depdnevnik.jpg



       
ДОБАВИТЬ

  • Новости
  • Народные новости