БЕРЕГИТЕ  СЕБЯ!    ЧИТАЙТЕ  «НАШБРАТСК»!    ВСЁ  БУДЕТ  ХОРОШО!

Главная > Новости Братска > Прямая речь

Неисправимый романтик Серж Настников

27.05.2016

Неисправимый романтик Серж Настников

Сегодняшний гость «Братской ярмарки» Серж Настников – неисправимый романтик и авантюрист (в хорошем смысле этого слова). Художник, поэт и музыкант, он еще и оказался отменным путешественником, прошагав (именно ногами прошагав) не одну сотню километров по стране – из одного города в другой, просто потому – что рядом: как не пойти и не посмотреть?

- Сергей, чем ты занимаешься сейчас?

- Сейчас серьезно занялся живописью. Сейчас весна, тот период, когда еще нежные зеленые листочки, дымка эта зеленая, и пока еще видно все просветы и ветки – вся атмосфера такая, что прямо так и тянет порисовать! Вот и берешь с собой мелки, краски – и на природу! Особенно утром рано – это вообще милое дело. Ну и, конечно, стихи пишу и песни. Сейчас планирую – если получится – издать новый сборник своих стихов. Это уже третий будет. Потому что если ты что-то делаешь – надо, чтобы это оставалось. Делиться с людьми этим надо. Обязательно. Также постоянно пишу стихи - это, как воздух!

- Как музыканта тебя где можно послушать, где увидеть?

- Буквально позавчера в центральной библиотеке записывал песни – библиотека готовит видеоклип о Братске, в котором братские авторы читают свои стихи и поют песни. А так… Я после своего путешествия еще мало кого видел и мало чего делал…

БОЛЬШОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

Путешествие Сергея –отдельная тема! Далеко не каждый решится на такие приключения в наше время. Но Серж для себя решил: «Вот прекрасная возможность сделать то, о чем мечтал давно! Если я не сделаю этого сейчас – то уже никогда не сделаю!» И пошел путешествовать! Паломничество его занялось почти на год. Где он только не побывал за это время, сколько километров прошел пешком – не пересчитать!

ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ МОСКВЫ В ПЕТЕРБУРГ

- Путешествие организовалось и получилось совершенно спонтанно, - рассказывает он. - В мае мне позвонил бас-гитарист Кевин из нашей бывшей группы, выслал мне билеты электронные туда-обратно – «Приезжай, будем отмечать мой день рождения!» Праздновать его день рождения поехали со мной еще один братчанин и пара иркутян. Вот все вместе мы в поезде и ехали. В Москве, после встречи и объятий, мы поехали на Клязьму, где уже готовы были огромный стол и большая сцена, и три дня мы там пели, играли и общались. Отсюда уезжали – тут снег, а там - зелень, белки скачут, купаться можно! Здесь еще морозы в начале мая были, а мы там купаемся! Потом мы вернулись в Москву, и я два дня пешком по ней гулял. Идешь-идешь – а Москва бесконечна… Целый день идешь – а конца ей нет. В один из дней заблудился. Ориентиры вроде знаешь – «Москва-Сити» видна почти отовсюду, но иду-иду, а все какие-то заборы и заборы. Заплутал серьезно. Ночь уже. Иду вдоль Москвы-реки, примерно уже понял, куда выходить, а навстречу машина и мотоцикл – друзья меня ищут: «Серж, ты где потерялся? Мы уже всю Москву обыскали!». И уже домой собирался, когда позвонил еще один бывший гитарист из Питера: «Приезжай!». Я ему: «У меня финансов уже нет». Кевин мне дорогу до Питера оплатил. Первую неделю я там тоже все по городу ходил-бродил, красоты смотрел. Город, конечно – очень впечатляющий! Дворцовая площадь, дом Зингера, Казанский собор, Исакиевский, Кронштадт, Петропавловская крепость, музеи, концерты, в Гатчину съездил, в Выборг, Сестрорецк. Алиса из Братска отличную экскурсию мне провела по городу… искупался в Финском заливе. До Петергофа не доехал, чуть-чуть не доехал – работа подвернулась. Устроился ландшафтным дизайнером – озеленением питерских домов-замков занимался. Но проработал только два месяца – там был человек, который постоянно ругался и матерился, и не потому, что что-то не так делалось, а просто у него характер такой. Я этого не люблю – зачем мне это терпеть? И получился у меня период безденежья, когда я жил недалеко от Казанского собора, ночевал с местными «панками» на Подкове, играли с ними на гитарах, бонгах, губных гармошках, друга там ещё встретил из Братска, Димку - он на флейте здорово играет… Возле метро часто с ним «джемовали». Две недели жил там вообще недалеко от Пулковского аэродрома, с одной стороны – железная дорога, с другой – скоростная автомагистраль. Рядом же – кладбище домашних животных с табличками «Тузик», «Мурзик» и другие… Я между всем этим шалаш себе построил, очаг соорудил. Днем по городу брожу, ночью в шалаше живу, а надо мной самолеты взлетают и садятся, тут – поезда идут, там – машины проносятся… Обуви сносил несметное количество. В сентябре, когда уже по утрам ресницы инеем начали покрываться, подумал, что пора на юга бежать. И рванул я до Новгорода. Пешком. Два дня и две ночи шёл под дождем – ни костер развести, ни поспать, ни обсохнуть…

А ТУТ УЖЕ И НОВГОРОД С РОСТОВОМ РЯДОМ!

- Дошел до Новгорода. Посмотрел Кремль Новгородский – я даже не знал, что он такой большой, как московский практически! Детинец с громадным потрясающим памятником в центре. Валы осмотрел, насыпанные в старину, представил, сколько народу там трудилось – это сколько же надо было земли перелопатить: валы с трехэтажный дом! А ведь механизмов не было – все вручную делалось! Увидел, как сильно обмелела река – там мост стоит, а где-то в самой середке моста реки-то и осталось… Пока по городу ходил-смотрел, разговорился с женщиной. Она тоже оказалась человеком творческим, рассказала про историю города, про то, что до войны город был действительно красивым, а после войны в нем понастроили коробок безликих. А с другой стороны, страну иначе было и не восстановить так быстро, не до красоты особой было. Дала мне денег на дорогу: «Что ты, мол, пешком-то идешь?», я отказывался, она все равно уговорила – взял. И поехал в сторону Ростова. В Ростове погостил у тетки, у сестры, потом в Краснодар поехал – к другой сестре.

ПОКА РЯДОМ - НАДО ЧЕРНОЕ МОРЕ ПРОВЕДАТЬ!

- Потом мы поехали в Анапу, на Черное море. И там я прошел по Кавказским горам до Утриша: очень хотелось мне можжевеловый лес посмотреть! Это у нас можжевельник – кустики, а там – большие деревья с синими ягодами – очень красивые и живописные! Пошел – думал, что доберусь, но не смог: шел-шел, и ночь настала. Я, пока еще что-то видно было, наломал веток – а там и кусты-то, которые есть, настолько корявые, что и ломать особенно нечего, и деревьев нет. Остановился на ночь, а тут ветер поднялся, и дождь пошел. Я и дрова, что наломал, сжег, и даже куртку свою сжег, пытаясь согреться. Когда костер потух, я понял, что надо бежать обратно в Анапу, иначе замерзну совсем. Темень, с меня вода бежит, ручьи по склонам бегут, холодно, и я по кручам, не разбирая тропинок, бегу! Часа в четыре утра прибежал, встретил таксиста. Тот спросил, не довезти ли меня. Я отказался – иду уже прямо лужам, водой хлюпаю… Потом станицы осматривал – здорово там! С гор далеко-далеко эти станицы видно! А потом подумал:

НА БАЛТИЙСКОМ МОРЕ ПОБЫВАЛ, ЧЕРНОЕ ПРОВЕДАЛ – НАДО И НА АЗОВСКОЕ ЗАЕХАТЬ!

- Вернулся в Ростов и оттуда отправился в Азов – снова пешком. Утром вышел – к утру и пришел. Напрямую-то по карте кажется – недолго, а на деле обходить много приходится, реки по мостам переходить… Красота там, конечно, в Ростове: дома старинные, спускающиеся к Дону, набережные, по которым гуляешь и гуляешь, туманы, круизные большие суда с иностранцами, на которых до сих пор «Калинка-малинка» играет - смешно даже… И люди там очень добрые, прямо душевные, и творческих людей очень много. Там и Дон, и Азов в одну реку сливаются – красиво очень и необычно. Совершенно другие деревья, все поросшее мхом зеленым, тополя пирамидальные, грецкий орех, камыши четырехметровые… По степи идешь – из-под ног птицы, похожие на куропаток, взметываются, зайцы бегают. В Азове я на время остановился, устроился на работу – машинистом зерноуборочных механизмов. Но ненадолго – через полтора месяца уволился. Хотел сначала до весны поработать, а потом передумал – не местный все-таки, мало ли что? Потом и следов не найдут… Ну, и проблемы с жильем, конечно… Вот в любом городе, если жилье есть – все будет нормально. Или хотя бы если деньги есть. Для путешественника именно это и нужно – жилье и деньги. Тогда все без проблем будет. А так – сложно. И решил я поехать в Волгоград.

МЕСТО, ГДЕ ТЫ МЕНЬШЕ КРУПИНКИ

- Я всегда хотел воочию увидеть статую «Родина-Мать». Приехал я в Волгоград, и первое, что меня поразило там – подземные скоростные трамваи. На Мамаевом кургане я оказался очень рано – часов в шесть утра. Поднимаюсь на него, поднимаюсь – ступенек много, широченные, площадки в пролетах, на них скульптуры стоят, изображающие раненных и убитых, все трагические, очень большая композиция. И вот я все ближе и ближе к Родине-Матери, а она – все больше и больше, и когда я, наконец, встал рядом с ней, я оказался ростом меньше высоты ее большого пальца ноги. Это какое-то нереальное чувство вообще! А ведь там наверху еще насколько этот меч высится! Постоял, посмотрел на все это, рассвело уже…

ТАМ, ГДЕ РОДИЛСЯ

- А потом я решил поехать в Иркутск, а оттуда – в Улан-Удэ – маму проведать. Поехал, а ехали через Казахстан, и на границе, в Петропавловске, таможенникам мой паспорт не понравился – пришлось им последние деньги отдать, чтобы до родины добраться – не хотелось там оставаться, я там в армии служил, пожил - хватит. На российской границе я потом спящим прикинулся – не стали будить, слава Богу – деньги-то я уже казахам отдал. Домой возвращался – прямо с Иркутска на праздники везде попадал. В Иркутске попал на байкерскую большую тусовку, с шашлыками и прочим, знакомых и друзей встретил, у сестры пожил пару дней, у брата двоюродного, у Клайда погостил, погулял по «Модному кварталу», посмотрел все. Здорово там сделали – старину с современностью красиво смешали, Бабр впечатляет, деревянные скульптуры порадовали. Ну, естественно, церкви, соборы всякие - лепота! Тут я тоже на какой-то большой праздник попал – народ гуляет, конкурсы спортивные с канатами и мячами проводятся, дети целыми командами гуляют. В Улан-Удэ приехал – тоже на праздник попал - Сагаалган. Посмотрел, как буряты свои национальные танцы пляшут, ёхор. А мне еще интереснее все, потому что я родился там, мама мне и дом показала, и пристань, где с отцом работала… Потом я побывал в Иволгинском дацане, посмотрел, как все там, у меня сестра мужа у монаха заговаривала, а я увидел, как там весь лес ленточками с молитвами увешан – пестро все, разноцветно, как поле цветов на ветках… Я хотел потом и дальше – на Дальний Восток поехать, но вдруг так что-то меня

В БРАТСК ПОТЯНУЛО!

- Что-то я так по Братску за это большое путешествие соскучился! Да и путешествовал-то я экстремально – а от этого тоже устаешь. Тем более – что смотрел-то я все, собственно, своими ногами, пешком, со столькими людьми познакомился. Но надо сказать, что в Братске люди не такие всё же, чем на западе, там люди добрее. Но до них и доходит больше в культурном смысле – там много музеев, фестивалей, культура там живет и развивается. А культура больше всего на это и влияет.

- Что привез из этого паломничества ты нового творческого?

- Во-первых, стихов кучу. И рисовал много – эскизов много привез. Хотелось, конечно, маслом пописать, но в дороге это нереально. Сейчас местные пейзажи попишу – люблю их, потом возьмусь за эти эскизы.

- Хотелось бы потом все это увидеть на выставке…

- А почему бы и нет? Я планирую сделать в библиотеке авторский вечер – песни свои попеть, стихи почитать, можно прямо там и выставку сделать.

- А откуда все это появилось – стихи, музыка, живопись, графика?

- Не знаю даже. Откуда-то из детства прямо. Помню, один раз увидел графику, сделанную ручкой в тетради (нашли по дороге из школы) – рассматривал очень долго! Мелом на асфальте рисовал, на последних страничках школьных тетрадей первые наброски и стихи.

- Скажи мне, а как ты считаешь – ты уже реализовался как-то в Братске?

- Да, я думаю – да. Была у мечта записать свои песни, и чтобы они звучали на радио – она сбылась. Фильм обо мне снят был на Братском телевидении. С газетами в свое время я плотно работал – во всех практически мой след остался. В драматическом театре сценографию интересную делал. Пару книг со стихами моими увидели свет. А музыкальных мероприятий, сейшенов и концертов сколько у нас прошло! Кроме того, я успел воспитать много музыкантов, многих учил рисовать, многим подсказывал, как стихи писать, многие свои песни отдал для исполнения другим музыкантам и вокалистам. Девчонки, которые у меня в группе пели – сейчас и в Москве, и в Краснодаре, и в Питере поют. А их учил, и они меня помнят и ценят. Так что я уже оставил след в истории города, и меня будут помнить.

- Планы на будущее есть?

- Пока я решил «устаканить» немного свою жизнь, и занимаюсь обустройством быта своего – полочку прибить, коробки свои вечные разобрать… Чтобы жизнь стала похожей на оседлую, как-то уже надоели эти походные условия. Надо свое жизненное пространство обустроить как-то. И еще я хочу восстановить свою музыкальную группу – набрать музыкантов и начать снова выступать, потому что песни постоянно пишутся, а чего им пропадать-то? В стол работать нельзя, да и есть разница – или ты сам выступаешь как бард, или когда выступаешь с группой: песни звучат совсем по-другому. Верю в лучшее!

Ольга Артюхова, ИА «Пресс*Мен»



Неисправимый романтик Серж Настников Неисправимый романтик Серж Настников Неисправимый романтик Серж Настников Неисправимый романтик Серж Настников Неисправимый романтик Серж Настников Неисправимый романтик Серж Настников Неисправимый романтик Серж Настников Неисправимый романтик Серж Настников Неисправимый романтик Серж Настников Неисправимый романтик Серж Настников Неисправимый романтик Серж Настников Неисправимый романтик Серж Настников Неисправимый романтик Серж Настников Неисправимый романтик Серж Настников Неисправимый романтик Серж Настников Неисправимый романтик Серж Настников Неисправимый романтик Серж Настников Неисправимый романтик Серж Настников

Возврат к списку


Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

 
 




       
ДОБАВИТЬ